cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Интервью
ЭВЕРЕСТы НАУКИ
История
Помянем стоя
20/04/2015

Война четвертого типа. Часть 3



Pulse продолжает разговор о войне четвертого типа с военным экспертом и блогером Владимиром Янкелевичем.

(начало интервью в февральском номере Pulse или на нашем сайте Война четвертого типа. Часть 1 и Война четвертого типа. Часть 2)

- Можно ли утверждать, что похожая ситуация произошла в Египте после прихода «Братьев- мусульман» и Мурси? Фактически новые власти вместо укрепления государства стали его разрушать, и тогда армия вмешалась в процесс…

- Сразу скажу, что это не так. Насер (Гамаль Абдэль-Насер, президент Египта в 1954 – 1970 гг. прим ред.) был, в определенном смысле, честный и порядочный человек, патриот Египта. Когда он пришел к власти, у него было два пути: капиталистический и социалистический. Капиталистический путь – это свободное предпринимательство, которое не может существовать без свободы слова, судов, защиты собственности и т.д. Без чего не может быть капитализма. Социализм – распределительная система, то есть копия того, что было в СССР. Для молодого офицера, по большому счету толком ничего не знающего, предпочтительнее показался наиболее легкий путь, то есть с распределительной системой. Он его и выбрал. Посмотрите какие документы он принял. О построении социализма, о том, о сем…Он собирался создать объединенную нацию, получить союз с Сирией. Просто особо никто не хотел с ним соединяться. Но на смену ему пришел Анвар ас-Садат, который создал очень сильную группу экономистов, они начали вытаскивать Египет из отсталости. Коррупция в Египте была меньше, чем в Европе, росла производительность труда и т.д. Мубарак (Хосни Мубарак, президент Египта в 1981-2011 г.г. прим. ред.) потом поднял это все еще выше. Но произошла одна маленькая деталь: за десять лет население страны увеличилось на 20 миллионов. Безработица в процентном соотношении падала, но это был процент от другой цифры. Предположим, была безработица 7%, а стала 5%. Но семь процентов была от меньшей численности, а пять от большей. В результате численность безработных на самом деле росла. Но в восьмидесятых годах у него в четыре раза упала детская смертность. То есть, тем троим из четырех, которые без него бы умерли, а благодаря ему, в восьмидесятых, остались живы, в 2000 году было 20 лет. И получилась масса, которая и создала революционную ситуацию. Называется это мальтузианская ловушка. А когда процент молодежи становится более определенного уровня, возникает проблема – у молодежи нет сдерживающих центров старшего поколения. Как ни парадоксально, именно успехи Мубарака привели его к краху. Тем, кто родился в период с 1985–1989 гг., в 2010 было 21-25 лет, причем численность этой группы населения выросла почти в два раза. Вот они и вышли на площадь Тахрир. Те, кто требовали казни Мубарака - это именно та молодежь, которая не умерла в младенчестве, благодаря работе его администрации. Они просто не дожили бы до такой возможности.

   В Египте Мубарак поставил у руля сильнейших экономистов- профессионалов мирового уровня. А в свое время большие полномочия по управлению предприятий были даны армии, а армия, как собственник предприятия – это всегда неэффективное управление собственностью. Поэтому в Египте должна была пройти приватизация, итогом которой для военных стала бы потеря своей экономики, собственности. Вследствие чего и произошла революция. Тогда полиции стоило только чихнуть, и все бы улеглось. Но полиция сказала, что с народом не воюет, армия сказала то же самое. В итоге был разгромлен офис самого Гамаля Мубарака. В результате, когда переворот произошел, а с Мубараком и инициаторами приватизации было покончено, прошли выборы. Мурси (Мухаммед Мурси, президент Египта в 2012-2013 г.г., прим. ред.) ненадолго допустили к власти, затем выгнали, и все вернулось на круги своя. Сейчас эти приватизаторы опять вернулись, но уже понимая, что резких телодвижений делать не надо, и военные поняли то же самое. То есть, найден общий консенсус.
_____________________________________________________

…человек – это скотина, животное, «диким осленком приходит он в
мир», а человека из него надо сделать
_____________________________________________________



- Получается то, что делал Мурси, изначально не могло получиться. Но на выборах-то он победил.

- Мурси победил из-за деревни. То же самое произошло в Иране. Шах Ирана провел суперпреобразования. Выделил миллиарды долларов на выкуп земли у помещиков, передачу ее крестьянам за символическую плату для превращения в фермеров. То есть он создавал класс фермеров, частных собственников. Это было в конце правления шаха. А что в итоге? Началась интенсификация сельского хозяйства, а в таком хозяйстве нужно меньше рабочих рук. «Лишний» народ хлынул в города, и в городах изменился состав населения. В итоге произошла исламизация и революция.

- Израиль и Палестина – своя история и свой опыт решения проблемы. В другом месте будет по-другому. Так как это было с ИРА в другом месте не получится. Нельзя метод, которым удалось договориться с ИРА, использовать с ХАМАСом или ИГИЛом. Не получится. У них другое целеполагание своего действия.

- Небольшой пример. Египет расположен вдоль Нила, а нильской водой пользуются Бурунди, Судан и прочие. Есть соглашение по разделу воды, по которому Египту достается не то 70, не то 80 процентов. А остальные не согласны, им не хватает. Они сейчас развивают сельское хозяйство, они из дикости выходят в цивилизацию, развиваются, и им нужна вода. Но если там будет больше, то здесь будет меньше, а Египту и так не хватает. Значит, это конфликт, имеющий под собой реальную базу. Но у этого конфликта есть конкретная причина, а если есть конкретная причина, то есть конкретное решение. Есть технологические решения, есть опреснители воды. Например, Израиль опресняет воды столько, что может продавать воду в Иорданию. А было время, когда Израиль возил воду танкерами из Турции. То есть решение есть. И чтобы не было резни, проблему можно решить. Ведь если в центре конфликта лежит реальная проблема, то она всегда решаема.

- А приминительно ИГИЛа и ХАМАСа. Их проблема решаема?

- Конечно, решаема. Если израильтян загнать в море и освободить им всю территорию, то их проблема на данной территории будет решена. Они переместятся в Париж и Данию.

- То есть реализация выставляемых ими требований заведомо невозможна?

- Конечно, невозможна… и нерешаема. Вот, например, американцы и китайцы, они всегда находятся в противовесе как бы. Но все, что производится китайцами потребляется американцами. Они как бы скованы одной цепью. Они очень плотно связаны, и так же все плотно связано во всем мире. Но есть человек, просто напросто форточный вор. Как решить его проблему? Либо знать, что при очередном воровстве его застрелят, либо посадят на 36 лет. А если пытаться его оправдывать, списывая его поведение на тяжелую жизнь или еще на что-то, то он и дальше будет воровать.

- Возвращаясь к Палестине. Если убрать автономию, распространить на нее законы Израиля, и дать возможность нормально работать, убрав деструктивный элемент, то через сколько времени все придет в норму и конфликт уляжется?

- Есть вопросы решаемые, а есть нерешаемые. Я думаю, что время на подобное решение данных проблем упущено. Сейчас нужно закрыть Газу, пресечь поступление туда оружия, и пусть они там сами как-то разбираются. Вопрос сейчас сложный. Вот, например, если их сейчас признают государством, то следующий шаг будет какой? Они скажут: а теперь признайте Израиль оккупантом. Оккупант – это тот, кто захватил чужую территорию, осуществляет на ней власть, управление, не давая существовать другой власти. Сегодня мы не оккупанты, потому что ничего чужого не захватили. Реально владели Палестиной Самария и Иудея, и Иордания. Но если их признают самостоятельным государством, то Израиль объявят оккупантом. А какой следующий шаг? Требование прекращения оккупации. Вот это террористическая дорога. Плюс ко всему нужно кого-то похитить, кого-то зарезать, чтобы вызвать силовую реакцию
_______________________________________________________________

Те, кто требовали казни Мубарака - это именно та молодежь, которая не умерла в
младенчестве, благодаря работе его администрации.
_______________________________________________________________


- Предположим, гипотетически, что Палестину признали государством, но ведь вы сами упоминали, что там сейчас нет даже признаков государства…

- Да, сейчас, если что, они ездят лечиться в Израиль. Они бегают в Израиль за социальным страхованием, и учатся в Израиле. Если их признают государством, то они лишатся всего этого, а своего у них ничего нет. Потом, если понаблюдать, в том же Иерусалиме у них огромное количество торговых лавок. Они же кормятся с этого. И вот та шпана, которая бегает, жжет покрышки, по кому в итоге бьет? В первую очередь, по своим же.

- Но в израильской прессе недавно был материал, в котором говорилось, что эти дети бегают, потому что им так говорят старшие. И у них дети тоже не слушаются старших.

- Я думаю, что если бы старшие говорили им иначе… Ведь что происходит? Человек - такая скотинка, которая очень любит внимание, уважение, почет, чтобы премию ему вручили, орден и т.д. И вот эта шпана бегает, потому что ему обратить внимание на себя надо, перед девушкой показаться. Но если ему на хвост наступит семья, то ничего этого не будет.

- Ну, такое происходит в любом обществе. Даже в Америке это происходит…

- Надо все-таки рассматривать это отдельно. Есть такая теория – изначально человек хорош, а все плохое привносит среда и воспитание. А есть еврейская теория, она противоположна. По ней человек – это скотина, животное, «диким осленком приходит он в мир», а человека из него надо сделать. Так вот, если не делать этого человека, тогда все разрешено. Помните в Крыму Землячка с Куном? Можно набить баржу офицерами и утопить, или можно устроить Освенцим или Дахау - все разрешено. Человек быстро к этому привыкнет. Так же и здесь, человек изначально плох, значит поставь полицейского или шерифа, гаишника и т.д. Для этого существует государство.
Честертон 100 лет назад писал: «Собака не может быть такой хорошей и такой плохой, как человек». Скажу больше. Она не может лишиться собачьих свойств, но человек может лишиться человеческих.
________________________________________________________________

Ведь если в центре конфликта лежит реальная проблема, то она всегда решаема.
________________________________________________________________

- Сейчас мало кто вспоминает о том, что человек изначально добрый…

- Почему? Могу пример привести. Самая большая проблема сейчас у нас в Израиле (помимо арабов) – нелегалы. Необходимо было остановить приток нелегалов, который в свое время захлестнул Тель-Авив. Построили колоссальную стену и свели поток практически к нулю, но надо что-то с уже прибывшими делать. Пока они не пересекли границу, за них отвечает Египет, когда пересекли – мы не можем их выставить, так как подписали конвенции. Вот картина. Часть забора бетонная, а часть сетчатая. К ней с той стороны подошли эти африканские нелегалы, разбили лагерь и сидят страдают. А их на нашу сторону никто не пускает. Правильно это или нет? Правильно. Пришла группа порядочных людей, которые принесли этим страдальцам одеяла, пищу, воду, одежду и проч. Пограничники к тем их не пускают. Они выложили это все перед собой, телевидение там еще что-то снимало. Мы же не звери, почему не дать что-то страдальцам? Но давать нельзя, потому что если дать, они никогда не уйдут. В итоге, людей с подношениями достаточно грубо прогнали, а те сидели-сидели, и ушли обратно в Египет. Те, кто им что-то принес, делали это из человеколюбия? Да. Но они из человеколюбия пытались угробить Израиль? Да.

- Давайте закончим с Ближним Востоком. Какие перспективы? Или тридцать лет так прожили и еще проживем? Какое будет развитие?

- Как я уже говорил, как ребенок все время пробует насколько ему можно наглеть, так же и в Израиле. Такой подход проб насколько и как далеко может пойти? Что происходит с Израилем? Израиль во времена соглашения Осло привез бандита с бандой, посадил его на голову арабам и дал ему оружие, и сам создал то, что происходит. Потому что была такая дурацкая идея, что его можно привести и дать то, что ему надо, наивно думая, что знают, что ему надо. А ведь то, что он говорит, и то, что ему на самом деле надо – разные вещи. Что происходит с израильским обществом? Важно куда это общество едет. Вот, например, левая партия (социалистическая) она увеличивает или теряет свой электорат? Арабские и коммунистические партии растут или теряют? То есть те партии, которые традиционно относятся к правому сектору, они теряют авторитет или, наоборот, усиливаются? И тут важно, что израильское общество смещается в сторону средневзвешенной нормальности. Собственно, от той идеи, которая привела сюда Арафата из Туниса. То есть сначала мы его в крови по колено выкинули в Иорданию, потом оттуда его иорданские войска выкинули в Ливан, потом пришлось воевать в Ливане и его выкинули в Тунис, а потом своими руками приволокли назад. Это же ненормально. А сейчас это общество по всем признакам возвращается к нормальности. Она в том, что преступник должен быть наказан (как говорится - «вор должен сидеть в тюрьме»). Это и есть нормальность. И если мы этого не сделаем, то это не остановится никогда. Если же мы это сделаем, то возникнет некий баланс – баланс взаимоотношений, баланс интересов. Политика Нитанияху (и Либерман, кстати, об этом говорил) такова: когда доход на душу населения в Палестине станет три тысячи долларов на нос, мы с ними договоримся на раз. У Нитанияху есть программа по развитию совместных технопарков, промышленности, экономики и т.д. Тогда им этим придется заниматься. Если они начнут этим заниматься, если они пойдут работать, тогда экстремистов почикают. То есть, у нас есть нормальный хороший выход все привести в соответствие.

   Турция хотела быть региональным хабом, нефтяным средиземноморским концентратором. Есть нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, и среднюю Азию хотели туда повернуть (есть труба из Курдистана в Джейхан). Был проект повернуть с Левиафана (нашего газового месторождения) в Турцию. И Турция была бы главным раздатчиком. Но маргиналы есть маргиналы, они легко начинают действовать во вред своей стране.

   Однако есть газовые интересы Египта, у которого свои месторождения истощились, поэтому он живет поставками из Израиля. В такой ситуации вопрос «будет ли Египет заинтересован в том, что бы Палестина стала государством» является риторическим. Они знают, что от Израиля они точно газ получат, а от палестинских хамасников – нет. Те же ничего, кроме как взрывать и убивать, делать не будут. Деловые взаимовыгодные отношения – важнейший фактор мира в регионе. А не какие-то клинические действия Могерини (Федерика Могерини, Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности с ноября 2014) или той же Швеции по признанию Палестины. Далее, создание единой системы ПРО (СА – Израиль – Египет – Иордания) тоже служит миру. Вот эти вещи достаточно конкретные и реальные. А те действия, которые некоторые декларируют (Пан Ги Мун, например), это все….

   В свое время Кеннеди, когда еще не был президентом, написал бестселлер «Лики мужества». Там он привел пример политиков, которые принимали решения не в угоду партийным интересам, а действовали в интересах своей страны. Это он и называл мужеством. Сейчас это практически невозможно. Современных политиков интересует только одно – переизбрание. К тому же все коммерциализировалось…

   Арабы могли нас полюбить, и все бы было хорошо. Но вместо этого они убивают, взрывают, отрезают головы в центре Лондона и т.д. Тем самым они срывают себе все шансы на развитие. Я рассчитываю на то, что все эти их акции в Европе, все это победное шествие исламизма приведут в конечном итоге к тому, что Европа проснется. Ведь можно заставить проснуться Германию, Данию, Англию…

- И вопрос про израильское общество…Насколько оно подготовлено в войне четвертого типа? Может ли, как в Европе, сыграть на противоречиях «правых» и «левых»?

- Во-первых, нужно понять, что такое «правые» и «левые». Применительно к Франции, когда мы говорим «правые и левые», мы подразумеваем, что первые национально-ориентированы, а вторые - нет. В Израиле же три право-левых. Первые по отношению к религиозным (одни-за, другие-против), вторые право-левые по отношению между арабами и евреями, и право-левые между капитализмом и социализмом. При этом один человек может быть в одном векторе правым, в другом – левым, а в третьем -  вообще не определившимся.
___________________________________________________________

Он этими словами не только отражает действительность, но и формирует ее.
Поэтому, говоря такое, он дает своего рода сигнал к действию.
___________________________________________________________



   Во-вторых, в Израиле произошел бескровный переворот. Кому принадлежит суверенитет? Вообще, в любой стране суверенитет принадлежит народу. В какой-то стране он может принадлежать королю. Суверенитет, принадлежащий народу, реализуется через выборные органы, которые творят законы. Здесь же существует не законодательный орган, а Верховный суд, одно из подразделений которого называется «Высший суд справедливости». Который говорит: «Законодатели приняли закон? Засуньте его себе в задницу. Мы его отменяем». То есть люди узурпировали себе закон. Далее, выборы новых высших судей, в целом, находятся в ведении самих судей. То есть, по большому счету, они практически избирают сами себя. Комиссия по выбору нового члена Суда состоит: трое – судьи «Высшего суда справедливости», один – назначается от министра юстиции, и один-два человека от правительства. Получается, что они генерируют сами себя. Исторически Израиль построен на левой идеологии – Бен Гурион всю жизнь был социалистом, Голда Меер, Моше Даян… бегали и кричали: «арабы, не уходите, мы будем здесь жить дружно и сольемся в экстазе…». Реально именно они играют музыку. Поэтому у нас арабы, сидя в тюрьме за ужасные преступления, получают высшее образование с израильскими дипломами. Да еще когда им этот диплом вручает ректор университета, они ему руку отказываются подавать. За наш счет, у нас в стране получает диплом, а потом руку не подает. И вот это у нас происходит в стране. Поэтому первое, что нам нужно- разделение властей на судебную, законодательную и исполнительную. А покуда в Израиле происходит безобразие, потому что многие решения зависят от человеческого фактора, от личных взглядов какого-то конкретного человека.

- То есть получается, что все ветви равны, но одна ветвь обладает более высоким статусом, как обладающая правом вето?

- Примерно так. Например,  депутат парламента Ханин Зуаби. Она участвовала в бандитских столкновениях с израильскими военнослужащими, потом она призывала к борьбе против Израиля, приветствовала Нагбу, и много чего еще. По совокупности ее дел пытались подать против нее в суд и отправить в заключение. Но не удалось. Ее всего лишь лишили права голоса, после истории с тремя подростками, которых похитили и убили, когда она высказалась, что раз Израиль оккупант, то все правильно, и так им и надо. И то она тогда уже была за границей. Так вот, когда ее хотели арестовать, юридический советник правительства сказал, что нельзя, потому что это свобода слова. А какая к черту свобода слова? Это преступление. А вот если я выйду и скажу, что надо оторвать башку этой Зуаби, то это будет уже не свобода слова, а преступление. Или случай, про который я уже рассказывал, когда полицейский вынужден был стрелять по угонщику, направившего на него машину, и его же посадили на три года. А ведь следствием было то, что потом и на бульдозере людей давили, и на машинах тоже давили. И все потому, что тогда посадили этого полицейского. Мы же в начале говорили про этот случай в разрезе того, как это повлияет на других полицейских. А как это повлияет на других арабов?..

   Керри говорил: «если вы немедленно не сядете за стол переговоров, то тем самым вызовите третью интифаду». Он же этими словами не только отражает действительность, но и формирует ее. Поэтому, говоря такое, он дает своего рода сигнал к действию. Поэтому нужно понимать, что история с полицейским – это еще и сигнал арабам. И сигнал очень нехороший.

Pulse.ru

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий