Домой Общество Итак, — хвала тебе, Чума!

Итак, — хвала тебе, Чума!

872
5

Сейчас, задним числом, уже сложно сказать, в какой именно момент слепленный китайцами аккурат к новому году снежок под названием COVID-19 начал обретать черты снежного кома, способного забить всё информационное пространство. Предположительно, это произошло примерно в середине января, когда количество пугающих видео из Уханя, напоминающих голливудский зомбиленд, вкупе с каждодневной статистикой по новым смертям, то что называется, начало переходить в качество. Непосредственно старт всеобщей панике был дан закрытием на карантин города Ухань c прилегающими к нему территориями и ограничением выезда из ещё десятка городов. Паника началась, а решение ВОЗ от 30 января признать вспышку чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения не только полностью её оправдало, но и вывело на международный уровень. Паника начала распространяться и быстрее, чем вызвавший её вирус.

Следует признать, что случилось это не на ровном месте. Из статистики, ежедневно публикуемой Китаем, следовало, что уровень смертности по новому заболеванию находится в диапазоне 15-30%, а из данных медицинского доклада, опубликованного 24.01 уханьскими специалистами, следовало, что вирус переходит в пневмонию в 100% случаев. ((https://www.thelancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140-6736(20)30183-5/fulltext?fbclid=IwAR30uj8bF4b1dbkKy9LvdTqyWqxMZzCwGWGevY72hHNKS2eMKqixb9HREro)

COVID-19, ранее коронавирусная инфекция nCoV-2019 — потенциально тяжёлая острая респираторная инфекция, вызываемая вирусом SARS-CoV-2. Представляет собой опасное заболевание. Осложнения могут включать вирусную пневмонию, влекущую за собой острый респираторный дистресс-синдром или дыхательную недостаточность с риском смерти. Распространяется воздушно-капельным путём через вдыхание распылённых в воздухе в процессе кашля или чихания капель с вирусом, а также через попадание вируса на поверхности с последующим занесением в глаза, нос или рот.

Действительно было чего испугаться. Вот только довольно быстро выяснилось, что китайцы в своей статистике некорректно указывали цифры, включая в число заразившихся лишь больных с тяжелым течением болезни. А если бы они считали и тех, у кого болезнь протекала в легкой форме, то смертность не превышала бы нормы, практически ничем не отличаясь от уровня смертности при любом ОРВИ.
Симптоматика при COVID-19 тоже, как сейчас уже точно известно, ничем не отличается от сезонных гриппов: весь обычный набор с поправкой на индивидуальную переносимость и силу иммунитета. У одних протекает тяжело, у кого-то с осложнениями, а у других – легко и даже без подъема температуры. Ничего экстраординарного. Да, новый штамм, но уже хорошо известной болезни.

Легкой назвать её было бы неверно, но это точно не сибирская язва, не чума и даже не скарлатина.

Казалось бы, повода для паники быть и не должно, тем не менее она усиливается, вовлекая всё большее количество людей. Кто-то продолжает уверять, что китайцы скрывают истинное положение дел, а жертв так много, что печи китайских крематориев не справляются с избытком трупов. Не утихают споры вокруг статистики и методов высчитывания коэффициента смертности по COVID-19: если делить количество умерших на общее количество заболевших, то он получается в пределах нормы, зато если соотносить умерших с выздоровевшими, то уже начинает вырисовываться глобальный апокалипсис – что бесспорно страшнее, но зато гораздо интереснее для раздувания всеобщего хайпа.

По здравому размышлению, накат истерии должен был бы остановиться после эпизода с карантином на круизном лайнере Diamond Princess, где из находившихся на борту около 3,7 тыс человек, в районе 700 заразились (18%) и 7 умерли (1%), причем скорее в силу общей ослабленности организма в связи с хроническими заболеваниями или преклонным возрастом. Налицо картина обычного сезонного ОРВИ, понятная даже неспециалисту. Но для остановки массовой истерии, уже развернувшейся на полную мощность, этого оказалось недостаточно – снежный ком катится дальше, набирая объем.

Рекордная очередь за масками в Южной Корее

При этом удивляют не столько обыватели, скупающие продукты и медицинский инвентарь на случай грядущего вирусного апокалипсиса, сколько официальные медицинские службы, подливающие масла в огонь — и не только введением жесточайших карантинных мер, но и отсутствием опровержений очевидного. В частности, абсолютно дикой выглядит ситуация с ажиотажем вокруг медицинских масок. Любой, даже минимально сведущий в медицине человек знает, что маска не спасает от заражения по той простой причине, что размер вируса меньше размера сетки фильтрующих материалов. И тем более это должно быть известно специалистам инстанций, отвечающих за эпидемиологический контроль. Тем не менее с их стороны не только не ведется никакой разъяснительной работы, но и по сути поощряется глупость: указания обязательно носить маски (как это было сделано в Китае), ввод санкций против аптек за завышение цен (как это было сделано в России), и советы менять маску каждые два-три часа (в варианте Европы) – всё это не спасает от болезни, а лишь подогревает ажиотаж и усиливает панику.

Карантин в больничных условиях

Вводимые повсеместно карантинные меры также вызывают много вопросов, особенно на фоне качества их исполнения. Поместить человека на карантин в изоляцию в случае подозрения на заболевание вполне логично. Но абсолютно нелогично, если такой карантин подразумевает изоляцию в общей палате ещё с 20 такими же «подозреваемыми». Это скорее способствует распространению болезни, однако именно такой практики придерживаются радетели за строгие карантинные меры и в России, и в Китае, и почти во всем мире.

Подводя черту под всеми известными на данный момент фактами, можно утверждать, что в случае COVID-19 мы имеем дело с обычным ОРВИ, уровень опасности которого не выше, чем у обычного сезонного гриппа, но который, тем не менее, целенаправленно раздут в глазах мировой общественности до масштабов глобальной катастрофы. А учитывая, что власти разных стран начали использовать панику и общественный резонанс для решения своих задач, будет вполне закономерным задать вопрос – кому было выгодно создавать эту страшилку?

Для ответа на него вернёмся к началу всей этой истории.

О новом страшном вирусе мы узнали на фоне преследования китайскими властями врача, который, рискуя жизнью (свободой) и нарушив запрет, сообщил миру о вспышке неизвестного заболевания, от которого все умирают. Злые китайские коммунисты сначала всё отрицали, а когда интерес был уже достаточно подогрет, признались. В качестве так называемого информ-конструкта эта легенда идеально подходила для медийного вброса. Более того, «признание» китайских властей очень удачно пришлось на китайский новый год, когда из зараженного города разъехалась половина жителей и, соответственно, виды опустевшего Уханя, разошедшиеся по соцсетям, полностью соответствовали уже сформированным ранее паническим настроениям в обществе: пустые улицы и магазины, по которым в костюмах химзащиты ходят вооруженные патрули. Вопрос – зачем Китаю понадобилось раздувать из мухи слона, изобретая такую сложную и вполне профессионально слепленную информационную многоходовку?

Возможно, причину произошедшего следует искать в торговом договоре с США, подписанном Китаем как раз в середине января, а также в обострении борьбы между условной башней председателя Си, старыми коммунистами-маоистами и местной партией комсомола. В Поднебесной намечался политический кризис и китайскому руководству надо было как-то отвлечь людей.

По договору с США Китай, среди прочего, в течение следующих двух лет обязан дополнительно закупить американской продукции на 200 млрд долларов. В связи с текущим состоянием дел в китайской экономике закупить американских товаров на такую сумму Китай может, только отказавшись от покупок в других странах. Однако уже подписанные контракты не получится отменить без штрафов. Так как отказываться от покупки дешёвого сырья из России и Африки глупо, то выходить Китаю придется из высокотехнологичных и индустриальных контрактов с ЕС, Бразилией и т.п. И вирус тут выступил в роли форс-мажора по договорам. Дальше началось развитие ситуации по принципу домино: Италия, получив отказы китайцев от участия в мероприятиях и поняв убыточность их проведения, стала их отменять, активно включившись в мировую истерику. Пользоваться медийным хайпом стали и другие страны, используя его для решения своих локальных задач.

Сам Китай использовал коронавирус для утверждения власти председателя Си, усиления тотального контроля за населением и как повод для отмены контрактов с Европой. Кроме того, запрет на использование в пищу диких животных, включая и традиционных для кухни бедных слоев населения (в частности, насекомых и пр.), загоняет большую часть населения Поднебесной в магазины, вынуждая покупать продукты промышленного пищевого производства (напоминает наш запрет на сбор грибов и ягод, а до кучи и на охоту с рыбалкой). В свою очередь, для Италии карантин по COVID-19 стал поводом для отмены невыгодных мероприятий, для США – поводом для закрытия границ с Мексикой, Россия смогла отменить неуместный сейчас ПМЭФ. Иран воспользовался «эпидемией» для сплочения общества на фоне тяжелейшего политического кризиса после убийства американцами генерала Сулеймани и инцидента с украинским самолетом. И т.д. и т.п.

Многие смогли воспользоваться мнимой пандемией к своей выгоде, однако сделать это было бы затруднительно, если бы новости и экстраординарные действия китайских властей не легли на очень удобренную информационную почву, подготовленную соответствующим общим настроем.

Сегодняшнее психологическое состояние очень большого числа людей в разных странах мира можно охарактеризовать как «напряженное и угнетенное». А эмоциональное напряжение обычно разрывается действием. Это напоминает состояние европейского общества перед Первой мировой в начале XX века, когда многие вместо созидательного труда хотели воевать: ждали эту войну и готовились к ней. На фоне таких ожиданий эскалация конфликта в 1914 г. произошла молниеносно. Выражаясь языком психологии, можно было наблюдать некую прегнантность в виде запроса коллективного бессознательного на тектонические общественные изменения.

Похожая ситуация, выразившаяся в истерике вокруг нового вируса, сейчас и происходит во всем мире. Политики делают свою работу — спасают электорат от «смертельной» болезни, проявляя чрезмерную заботу, врачи рады вниманию к своим проблемам, а люди могут наконец воспеть: «Итак, — хвала тебе, Чума!».

Коронавирус он-лайн на www.arcgis.com

В этой ситуации от властей и специалистов практически невозможно получить достоверные сведения о реальной степени опасности. Например, вышеупомянутый интересный кейс с медицинскими масками, когда устами различных госчиновников только подогревается ажиотаж по их приобретению. Также совершенно непонятно, почему нет официальных данных по контагиозности вируса. Озвученные цифры в разных странах значительно отличаются между собой и противоречат данным с круизного лайнера, где непонятно зачем попробовали сделать инкубатор для вируса, и заразились при этом единицы — при похожих условиях от обычного гриппа заразилось бы столько же. Кстати, по тем же непонятным причинам ВОЗ и другие чиновники от медицины не вспоминают, что каждый год от легочных и сердечных осложнений от ОРВИ и гриппа в мире умирает от 300 000 до 600 000 человек, и если сравнить с текущей ситуацией, то летальных исходов даже меньше, чем средняя ежегодная статистика.

Live_ карта распространения вируса 2019-nCov

В теории можно допустить, что раз психологические аспекты так печальны, то пусть уж человечество начнет воевать с вирусом за общее благо, чем будет настоящая война по сценарию Первой мировой. Однако в реальности такой метод только усугубит ситуацию. Экономические последствия случившегося уже сейчас таковы, что, если вирус прямо завтра научатся моментально исцелять, и он перестанет быть проблемой, то мировая экономика будет восстанавливаться ещё лет 10. И совсем не факт, что пойдет она при этом по тому же – социально ориентированному пути.

Кроме «приседания» туристической отрасли и транспортных перевозок уже заметны коррекции на биржах многих компаний, связанных с перевозками пассажиров — после прекращения вирусной истерии эти показатели, скорее всего, отрастут довольно быстро. Гораздо интереснее планы, декларируемые в промышленности. Учитывая очень высокую степень кооперации с китайскими производителями, многие предприятия или встали, или были вынуждены значительно сократить темпы производства. С целью предупреждения подобных проблем, компании планируют повысить объём роботизации производств и диверсификацию поставщиков комплектующих. При этом речь идет не о разных предприятиях, а именно о поставщиках из разных стран. Это приведет к незначительному подорожанию товаров, но при этом будут загружены работой гораздо меньше людей и другие регионы мира.

Многие аналитики поспешили с прогнозами, написав о незначительном влиянии на мировую экономику в начале эпидемии. А сейчас наоборот появились апокалиптические сценарии. Коррекция будет, но приведет к более ровной загрузке работой населения стран. В теории, если влияние вируса продолжится, то возможны структурные изменения в экономике, но пока говорить об этом рано.

Резюмируя всё вышеизложенное хочется отметить несколько важных пунктов:
1. ОРВИ (в том числе и новый COVID-19), впрочем, как и более смертоносные на настоящий момент вирусы (туберкулез, вич, и пр.), лечатся в мире очень плохо, а люди в этой борьбе отданы на кормление фармацевтическим компаниям. Лекарственные препараты не показывают, с точки зрения доказательной медицины, результатов излечения, а медицинские власти не ограничивают (и не штрафуют производителей) распространение таких плацебо-препаратов. В результате больные в редких случаях получают дорогостоящее лечение (как правило после осложнений) и помощь, позволяющие легче перенести ход болезни, а большинство болеет одинаковое время вне зависимости от принимаемых препаратов.
Необходимо придумать механизм защиты людей от не помогающих лекарств. Например, подавать в суд на производителя при отсутствии результатов с компенсацией не только затрат на лекарственные препараты, но и за потери от временной нетрудоспособности и моральный вред. При этом такой механизм должен исключить возможность сговора производителя с регулирующими инстанциями.

2. Любой общественно-массовый хайп политические силы используют в своих целях. В итоге мы видим рост конспирологических объяснений как текущей эпидемии, так и другим общественно значимым явлениям. В результате, в активной части населения нарастает растерянность относительно личных стратегических планов. Нахождение в состоянии нарастающего саспенса выводит людей из рационального и созидательного в иррациональное и разрушительное состояние. Навязываемая конспирология (искусственность) происхождения смертоносного вируса воспринимается обществом без критического осмысления по той причине, что нечто подобное много раз вбрасывалось мировыми СМИ и обязательно облетало все новостные каналы.
Необходимо воспитание и образование людей в парадигме научного, критического мышления. Только на сопротивляющееся сознание власть и общество могут опираться. В отсутствие сопротивления власть только увязает в населении, как в болоте, без возможности развития и прогресса. (под сопротивлением имеется ввиду интеллектуальное и научное, а не вооруженное и разрушающее).

3. Инфантильность людей, с одной стороны, и пренебрежительное отношение к заболевшим, с другой, показывают, что при появлении действительно серьезной вирусной опасности (а это вопрос времени), если отношение к болезни и карантину не изменится, нас действительно ждет катастрофа. Люди ответственные и понимающие потенциальную опасность (врачи), помещая людей в карантин — как в РФ, так и во всем мире — не тратят усилий на объяснение ситуации, и как следствие, люди воспринимают эту меру как наказание и стремятся покинуть зоны карантина. Не только у нас пациенты с подозрением на вирус сбегают из зоны карантина, и не только у нас вместо объяснений удерживают их исключительно страхом уголовного преследования.
Необходима не только гуманистическая концепция воспитания, но и практика его применения. Принцип «возлюби ближнего как самого себя» как никогда понятен именно в такие моменты. Когда доктора понимают, что завтра он или его близкие могут оказаться в таком карантине, это меняет их представление об отношении к больным.

4. Экономические последствия любой общественной встряски для людей отрицательные. Периодические экономические кризисы объясняются множеством теорий, и если и имеют позитивную оценку, то только с макроэкономических позиций победившей экономики. В эпоху глобализации (а альтернативы ей в настоящее время нет) победителей быть не может. Сокращение потребления или производства в одной части мира приводит к ухудшению уровня жизни в другой. Однако это не относится к глобальным изменениям экономической парадигмы. Подобные изменения в российской экономической школе называются Кондратьевским кризисом и влекут за собой изменение базовых основ. Многие экономисты уже несколько десятков лет ждут именно такой кризис. Спровоцировать его могут и краткосрочные экономические последствия вирусного кризиса. Очевидно, что уровень жизни населения в разных странах отличается как внутри стран, так и между собой. Также очевидно, что это не зависит от полезных ископаемых, национальности или вероисповедания. Парадоксальна и отвратительна ситуация, в которой законы в одних странах направлены на то, чтобы у людей в массе не было лишних денег, но они не умерли с голоду, а в других посредством законов придумываются поводы, как раздать деньги населению, чтоб они больше покупали товаров и услуг. Перспектива развития такой социально-экономической парадигмы печальна, но для исправления ситуации нужна политическая воля и сознательность(образованность) населения.
Кондратьевский кризис случится в любом случае, и от того, насколько общество в мире будет готово к трансформации, будет зависеть, пройдет этот процесс революционно или эволюционно и мирно.

5 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя