cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Общество
Мединский случай
Общество
Тот самый «День Д»
01/04/2012

Реквием по проходным дворам


Реквием по проходным дворам

Время — самая беспощадная и таинственная сила, которая способна играючи вторгаться в жизненные реалии. Стирая, словно ластиком, какие-то черты и подробности и привнося что-то новое взамен, время способно менять жизнь до неузнаваемости. Причем зачастую для метаморфозы даже не нужны какие то глобальные вмешательства. Достаточно всего лишь убрать или подправить какую-нибудь малозначительную черточку или внедрить новую столь же малозначительную детальку, и уже вот она — новая реальность, приход которой так и остался незамеченным для окружающих.

Реквием по проходным дворамПодобные изменения очень интересно наблюдать в городской среде. В частности, уклад жизни исторического центра сильно изменился за последние полтора десятилетия, но сейчас даже сложно сказать в какой именно момент это произошло и где проходит граница между тем, что было «тогда», и тем, что стало «теперь». Понятно, что поводом к началу глобальной метаморфозы послужили новое строительство, реконструкции и масштабное переселение горожан из центра в другие районы и наоборот. Но помимо глобальных перемен районного масштаба, типа внезапно выросшего нового дома на месте сквера, закрытия всеми любимого кинотеатра, ликвидации трамвайных путей или открытия нового универсама, из центра безвозвратно исчезло великое множество мелочей, которые придавали городской повседневности какой-то особенный вкус. Здесь еще редко, но попадались приподворотные гранитные тумбы и остатки булыжных мостовых — и те, и другие как-то незаметно канули в небытие. Причем не слишком давно, чтобы напрочь о них забыть, но и не совсем недавно, чтобы помнить, когда именно это произошло. В этот же список таинственных исчезновений надо включить литые чугунные ворота, которые довольно часто обнаруживались в питерских подворотнях. Ворота эти почти никогда не закрывались и всегда были нараспашку, а на их створках можно было даже кататься. Но самая, наверное, ощутимая потеря, которая теперь уже даже не воспринимается в силу вновь сложившейся привычки, — это питерские, а точнее ленинградские «проходняки». Где-то в необозримых пространствах старых районов города какая-то часть ныне вымирающих проходных дворов, ходят слухи, сохранилась. Но что касается окрестностей Пяти Углов, Кузнечного и Круглого рынков, то здесь их уже поздно заносить в «Красную книгу».

Реквием по проходным дворамА ведь еще каких-то пятнадцать лет назад они были неотъемлемой частью городской среды, представляя из себя «город в городе». Внутри питерских дворов текла своя, особенная жизнь, скрытая от уличной суеты и взглядов вечно спешащей куда-то толпы. Здесь всему и всем хватало места. Детские площадки, обшарпанные гаражи и хозпостройки, скамейки, пожарные лестницы, клумбы и кустарники по каким-то негласным законам делились между детьми, пенсионерами, великовозрастными интеллигентами и местной гопотой. Все это многообразие горожан как-то уживалось в дворовом пространстве, не причиняя друг другу особых неудобств. Но помимо создания особой дворовой романтики, проходные дворы еще и сильно экономили время местному населению на дорогу до различных точек микрорайона. Почти все внутридомовые территории были буквально испещрены проходами, проходиками и лазейками, перемещаясь сквозь которые можно было не только срезать уличный угол, но и пересечь насквозь целый квартал. Так, нырнув в темную и изогнутую под немыслимым углом подворотню на Разъезжей улице и пройдя через несколько двориков и арок, уже через три минуты можно было вынырнуть на Владимирской площади. А еще из этого, пожалуй, самого разветвленного из всех окрестных двора можно было выйти почти в любую точку Большой Московской или Загородного проспекта. Почти такие же по размаху дворовые «лабиринты» соединяли раньше улицы Марата и Достоевского, а Достоевского с Большой Московской и улицей Правды. Таким же образом соединялись Разъезжая, Социалистическая, Загородный, Рубинштейна, Ломоносовская улицы и Фонтанка.

   У любого, кто сталкивался с проходными дворами впервые, они способны были вызвать легкий столбняк своей кажущейся запутанностью и бесконечным числом «тайных» ходов и выходов. Для тех же, кто был «в теме», они являлись неотъемлемой частью повседневных маршрутов, а иногда и клубом по интересам. Многие, вообще умудрялись месяцами не видеть улицы, передвигаясь исключительно по внутриквартальным тропам.
   Дворы, дворики, арки, лазейки - казалось, что они есть и будут всегда, но неумолимое время распорядилось иначе. На месте лазеек воздвигли новые стены и заборы, внутренние арки перегородили решетками, а входы во дворы позапирали, сменив литой чугун на сталь, а амбарные замки на кодовые системы.
Ничто не вечно под Луной. От былого великолепия питерских внутридомовых лабиринтов по сути ничего не осталось. И даже если сегодня повезет проникнуть в какой-нибудь из проходных дворов, благодаря случайно не запертой калитке, то внутри можно будет обнаружить вторую, третью и… десятую калитки, которые не позволят не то что, оказаться на другой улице, но даже обойти двор целиком.
   Но какую бы скорбь это не вызывало в душах тех, кто застал прежние времена - необходимость по возможности запирать дворы взята не с потолка, а продиктована, к сожалению, жизненными реалиями. Новая жизнь диктует новые правила и остается только привыкать жить в соответствии с этими правилами, в надежде, что уровень общественной культуры достигнет таких высот, что питерские дворы перестанут нуждаться в засовах.
Прошедшей зимой снова возник спор по поводу предоставления свободного доступа во все дворы Петербурга для любого желающего. Ведь дворы находятся в общегородской собственности и в подавляющем числе случаев являются признанными культурными объектами. Но инициатива открытия дворов вызвало вполне объяснимое сопротивление со стороны жителей. Никому не хочется устраивать под собственными окнами круглосуточный клуб для маргинальных элементов и подвергать дворы опасности испытать на себе действия вандалов. Так что сторонам спора о предоставлении свободного доступа во все без исключения дворы исторического центра, наверное, еще долго придется искать компромисс.
   Вопрос возрождения дворовой культуры отчасти может быть решен в отношении двух территорий. В ноябре прошлого года была принята целевая программа Санкт-Петербурга «Сохранение и развитие территорий «Конюшенная» и «Северная Коломна – Новая Голландия», находящихся в историческом центре Санкт-Петербурга, на 2013-2018 годы». Целью этой дорогостоящей программы, на которую в общей сложности отпущено без малого восемьдесят семь миллионов рублей, станет сохранение объектов культурного наследия с одновременным комплексным ремонтом или реконструкцией находящихся в окружающей застройке зданий, объектов инженерной инфраструктуры, объектов благоустройства, а также объектов дорожного хозяйства. Предполагается, что в рамках ее реализации, дворы, в том числе проходные, заполнятся музеями, арт-галереями и магазинами, став неотъемлемой частью городского пространства и общей культурной среды. Подобные инициативы воодушевляют и, хочется надеяться, будут полностью реализованы.
   Но даже тогда, город получит «причесанные» дворовые пространства, полностью адаптированные к современным реалиям. Культура же умопомрачительных ленинградских «проходняков» все равно уже не вернется к жизни, потому что еще никому не удавалось войти в одну и ту же реку дважды. Остается лишь признать, что времена проходных дворов, какими они были прежде, ушли безвозвратно. Так же как когда-то столь же безвозвратно ушли булыжные мостовые, дровяные сараи и автоматы с газированной водой.

Лариса Щурова

ОБСУЖДЕНИЕ

Василий Пупкин пишет

Даа, было дело

Ответить
Петр отвечает

А-то
Я сам в таком жил

Ответить
ВАСИЛИЙ ПУПКИН отвечает

Не рядом ли мы жили, Петр?

Ответить
ПЕТР отвечает

Не знаю, Василий

Ответить
Михаил пишет

надо бы там квартиру прикупить

Ответить
Петр отвечает

Даа, было бы не плохо

Ответить
Vor пишет

Всем привет

Ответить
Привет отвечает

Привет

Ответить
Грыша пишет

И вправду

Ответить
Добавить комментарий