Домой Санкт-Петербург КРАСНЫЙ ЗИМНИЙ

КРАСНЫЙ ЗИМНИЙ

Грандиозный проект Государственного Эрмитажа «Штурм  Зимнего» был представлен в конце октября целым рядом впечатляющих мероприятий. Но тот, кто не успел побывать на них – ничуть не опоздал.  Знаменитая ленинская формула «Вчера было рано, завтра будет поздно» спустя сто лет после Октябрьского вооружённого восстания  утратила свою актуальность. В ноябре юбилейные торжества продолжатся не менее яркими событиями. А центральное свершение проекта – масштабная выставка «Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь» продлится до 4 февраля 2018 года.

Главное завоевание

Человеку, побывавшему в Зимнем дворце на вернисаже проекта, трудно себе представить, что не так давно в Государственном Эрмитаже вовсе не собирались отмечать подобным образом столетие Русской революции. Идея пришла из Нидерландов, где организованная в Центре «Эрмитаж Амстердам» выставка «1917. Романовы и Революция. Конец Империи» стала одной из самых посещаемых.  Вовсе не случайно поэтому, что оформление гигантской экспозиции в Зимнем дворце было доверено тому же голландскому дизайн-бюро, которое сделало амстердамскую выставку. Музей и власть, музей и революция, музейные здания и императорская резиденция в 1917 году, — это только некоторые темы, представленные в парадных залах Невской анфилады от Иорданской галереи на первом этаже до Малой столовой на втором. Пользуясь этой огромной выставочной площадью, дизайнеры не стеснялись местом. Например, в Николаевском зале отдельным темам посвящены 13-метровыеискусственные временные стены. На каждойво взаимной связи размещены изображения и экспликации, видеопроекции и экспонаты – на самих стенах и во встроенных витринах. Музейные работники отмечают, что подобный синтез памятников истории и культуры, света, звука и визуального ряда создан в Эрмитаже впервые.

Значительную роль в беспрецедентном историческом шоу играет сам Зимний дворец. Не случайно генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский назвал его «главным революционным завоеванием» музея. В самом деле, перевернув жизнь огромной страны и открыв новую эру в мировой истории,  1917-й год сделал возможным присоединение официальной и жилой резиденции российских монархов, «великокняжеского общежития» к Эрмитажу, уже работавшему в статусе общедоступного музея. В результате в нашем городе был образован один из крупнейших музеев мира.

До и после вернисажа

Торжественное открытие выставки в Зимнем дворце состоялось 25 октября – эта дата знакома всем по учебникам истории. Хотя, с учетом разницы между старым и новым стилями летоисчисления, годовщина Октябрьской революции всегда отмечается 7 ноября. А за день до вернисажа, 24 октября, в Большом дворе Зимнего дворца был установлен броневик «Враг капитала» модели «Остин-Путиловец», ставший одним из экспонатов. С подобного броневика в апреле 1917 года В.И. Ленин произнес речь с призывом к социалистической революции. Броневик был предоставлен Военно-историческим музеем артиллерии, инженерных войск и войск связи. Всего же в экспозиции использовано более 350 экспонатов не только из эрмитажных коллекций, но и из Государственного архива Российской Федерации, Государственного музея-заповедника «Павловск», Музея Фаберже, Русского национального музея и Военно-медицинского музея. Который внес огромный вклад в ту часть экспозиции, которая посвящена истории Лазарета имени наследника цесаревича Алексея, открытого в Зимнем дворце для тяжелораненых солдат в 1915 году и занимавшего почти все парадные залы до конца октября 1917-го.

Вечером 25 октября 2017 года, когда стемнело, на Дворцовой площади прошла музыкально-поэтическая мистерия, начавшаяся после боя башенных часов подсвеченного кроваво-красным светом  Зимнего дворца со строк письма В.И. Ленина к членам Центрального комитета партии большевиков. Музыка Римского-Корсакова и Прокофьева, Моцарта и Бетховена, фрагменты из шедших на петроградских сценах балета «Щелкунчик» и оперы «Борис Годунов», стихотворения Блока, Гиппиус, Ахматовой звучали на площади, воссоздавая романтическую атмосферу столетней давности.  Революционная романтика побудила большевистских вождей, находившихся под влиянием идеалов Великой французской революции, без особой необходимости организовать штурм Зимнего – по примеру сурового штурма королевского дворца Тюильри. До творческого совершенства штурм был доведен режиссером Сергеем Эйзенштейном в снятом к 10-летию революции в 1927 году художественном фильме «Октябрь». А теперь «история свершила круг», и французские кинематографисты, как рассказал журналистам на пресс-конференции в Эрмитажном театре Михаил Пиотровский, вдохновляются кадрами из «Октября» Эйзенштейна, снимая кино о штурме Тюильри.

Впрочем, и вполне реальной романтики в 1917-м хватало. После ареста большевистским комиссаром Антоновым-Овсеенко «министров-капиталистов» в Малой столовой Зимнего дворца, где проходило последнее заседание Временного правительства, были остановлены часы-Носорог. Спустя сто лет, 26 октября 2017-го, их завели и пустили.

Революционная печать

Разумеется, в одном журнальном обзоре не описать уникальную юбилейную экспозицию во всех подробностях.  Скажем, Иорданская галерея и Иорданская лестница предстают перед посетителями Эрмитажа в никогда не виданном облике – они декорированы кумачовыми революционными плакатами. Выставка в Аванзале знакомит с жизнью императорской семьи. Экспозиция, рассказывающая об участии России в Первой мировой войне и о благотворительной деятельности Романовых – в Николаевском зале.

В Арапском зале и Ротонде представлена отдельная, хотя и тесно связанная с основной, выставка «Печать и революция. Издания 1917 – 1922 годов в фондах Государственного Эрмитажа». Эта экспозиция включает более 200 экспонатов из фондов эрмитажной Научной библиотеки и пять литографий Отдела истории русской культуры.  Среди редких экспонатов – семь агитационных плакатов, два детских лубка артели художников «Сегодня», поэма Александра Блока «Двенадцать» с иллюстрациями Юрия Анненкова, первое издание ленинского труда «Государство и революция». Особый интерес корреспондента Pulse вполне закономерно вызвал раздел, посвящённый периодической печати. В нём экспонируются иллюстрированные сатирические журналы 1917 года «Новый сатирикон», «Бич», «Барабан», «Будильник», «Пугач», «Пулемет», а также литературные и  художественные журналы «Москва», «Новый мир», «Пламя», «Среди коллекционеров», альманахи «Записки мечтателей», «Зеленая птичка», «Скифы».

Остановленные периодической печатью исторические мгновения убедительно доказывают, сколь велико ее значение для науки в целом и музейной деятельности в частности. Прошло сто лет, все большее распространение получают электронные средства массовой информации, но в плане фиксации происходящих событий для будущих поколений печатной прессе как и прежде нет равных.

 

«ЭРМИТАЖНЫЙ СТИЛЬ»

Из ответов генерального директора Государственного Эрмитажа Михаила Борисовича Пиотровского на вопросы прессы

Доктор исторических наук Юлия Кантор адресовала М.Б. Пиотровскому от журнала «Дилетант» два вопроса, «связанных со временем».  Первый: почему Эрмитаж выбрал для открытия посвящённой столетию Революции выставки 25 октября, а не 7 ноября? Второй:  после запуска 26 октября часов-Носорога, которые «отстали аж на сто лет», планирует ли Эрмитаж в будущем какие-то акции, подобные той, что связана с часами-Павлином? «Скажем, ночью в десять минут третьего раз в год 7 ноября заводить часы-Носорог».

М.Б. Пиотровский ответил, что заводить часы-Павлин в эрмитажном стиле, заводить часы-Носорог — не в эрмитажном стиле. «В эрмитажном стиле отмечать исторические даты, как мы считаем правильным. Отмечаем и надеемся,что все будут отмечать 25 декабря — день изгнания неприятелей из пределов Отечества<в 1812году – Pulse>. Другая дата — 25 октября. Это и называется эрмитажным стилем».

Представитель телевидения Австрии подчеркнул, что «события 1917 года потрясли не только Россию, но и весь мир», спросив, содержится ли в масштабном эрмитажном проекте «некий главный акцент или оценка» Революции как большой трагедии, конца империи или надежды на новые времена.«Или в проекте нет оценки вообще? С каким впечатлением зритель должен уйти домой?»

М.Б. Пиотровский сказал:  организаторам выставки «не пристало» загадывать впечатления, с которыми уйдёт посетитель. «Мы рассказываем о реальной истории, о том, что в действительности происходило, а дальше уж каждый волен выносить свои суждения. А лучше никаких суждений не выносить, лучше попытаться представить себя там внутри… с помощью своеобразного взаимодействия слова, стен, воздуха — всего вместе. Получится или нет, я не знаю, но, по-моему, получилось…»

Один из журналистов спросил директора Государственного Эрмитажа, как он относится к революционному искусству, которое стало рупором большевистской власти и должно было быть, по выражению Маяковского, «весомо, грубо, зримо».

М.Б. Пиотровский отметил, что «восприятие — вещь достаточно индивидуальная». В качестве примера он привёл спор об Октябре 1917 года, что это было -революции или переворот? Причём спорящие уже дают оценку – революция с положительным знаком, переворот с отрицательным. «Всё очевидно и просто: смена социальной формации — есть революция, а если сохраняется строй и меняются только те, кто стоит у руля, у власти — это переворот». Когда речь об искусстве, здесь всё сложнее, каждый воспринимает искусство по-своему. Некоторые очень политизировано, как Маяковский. У других меняется оценка, как у Блока, — сначала восторг от революции, затем — разочарование в ней. «Поэтому искусство каждый оценивает для себя сам».

Двойной портрет

Внимание всех без исключения посетителей выставки привлекает выставленный в Николаевском зале портрет императора Николая Второго, на обороте которого изображён В.И. Ленин. Историю этого уникального артефакта рассказала Pulse заместитель директора школы № 206 Наталья Юрьевна Дронова. Портрет царя был создан художником Ильей Галкиным в 1896 году по заказу Попечительского совета Петровского императорского коммерческого училища, преобразованного после революции в трудовую школу № 23. Педагогический коллектив при этом удалось сохранить, но Николая Второго с почётного места в актовом зале снять было необходимо. Преподаватель изобразительного искусства, выпускник Училища барона Штиглица Владислав Измайлович сохранил портрет государя, загрунтовав его и написав в 1924 году на обороте картину с В.И. Лениным на фоне Петропавловской крепости, занявшую то же самое почётное место в актовом зале. В 1990-е спрятали и Ленина, но один из родителей отнёс фрагмент полотна к себе на работу в Русский музей. Там и обнаружили живописный слой под грунтом прошлого века, а в Художественно-промышленной академии, которой возвращено имя барона Штиглица, выполнили реставрацию уникального двойного портрета. Светлана Пасынкова, заведующая музеем 206-й школы, расположенной в здании бывшего Петровского училища, поделилась с Pulse надеждой на возвращение полотна обратно на Фонтанку, 62.

Юлия Гречишникова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя