Домой Город Сезон дождей не для книжных аллей

Сезон дождей не для книжных аллей

118
0

С чем у вас ассоциируется Петербург? Какие образы у вас возникают при упоминании города на Неве? Метро? Шаверма? Мосты? Может – Думская? Не знаю как у других, но у вашего покорного слуги Северная Столица ассоциируется с книгами, с чтением, с писателями и поэтами. Петербург – это то место, где расцвел Золотой век русской литературы, а после следовал век Серебряный. Каждый сантиметр Петрополя пронизан словесным искусством, в нетленных произведениях воспеты его мосты, его здания, его погода, его воздух, люди.

И, как известно любому умному школьнику, Петербург (когда он был Ленинградом) был обителью и главным рассадником диссидентского движения и «несистемного» мышления. Основа этой, своеобразной, подпольной культуры кроется в литературе. Литературе, во многом неформальной, самиздатовской.

В СССР до 60-х все печатные машинки были на строгом учете, а образцы шрифтов хранились в НКВД. Но с так называемой «Оттепелью» машинки появляются у обычных смертных. Появляется самиздат. Вместе с самиздатом под лучами «оттепели» в СССР проникают книги эмигрантских, неизвестных ранее писателей, перепечатки недоступных философских книг и т.д. и т.п.

И все это продавалось на стихийных книжных ярмарках, блошиных рынках, «развалах». Это были места, где находилось почти всё — труднодоступные книги, редкие, непродающиеся.

Но вот цензура кончилась, кончилась вместе с СССР. А книги остались, но их стали меньше читать. Правила всей «игры» поменялись: рынком правят огромные книжные магнаты, а то, что не вписывается в рынок, оседает в небольших, независимых книжных магазинах (Фаланстер, к примеру), где покупается соответствующей аудиторией.

Сами книги начинают меньше читать, их продажи падают примерно на 5-8% в год, на переднем плане теперь интернет, комедийные шоу, кино, сериалы. Что касается немногочисленной читающей публики, то в современной России в книжных магазинах она может купить всё — заказать через интернет, заказать из-за границы. Любой текст (кроме исключений в виде экстремистских) вы сможете приобрести. И, по большому счету, смысла продавать книги на улице больше нет. Особенно нет смысла продавать их с помпой и с размахом.

Именно так и работают Книжные Аллеи в Санкт-Петербурге, на которые выделяются деньги из не такого уж и большого бюджета города. Неказистые, деревянные палатки, разложенные на лотках книги, которые можно купить рядом, в «Буквоеде» или «Доме Книги» (иногда даже дешевле), скучающие продавцы, закрытый памятник Гоголю. Что привнесло это мероприятие в облик города? Сделало оно его более культурным, привлекло новых людей к чтению книг?

Очевидно, что нет.

Книжные аллеи – простой акционизм, необходимый, чтобы показать, что якобы в Петербурге народ читает. Именно показать и именно якобы, ведь ни работы в школах, ни помощи талантливой пишущей молодёжи в виде публикации ее произведений, ни нормализации работы творческих союзов, которые давно стали закрытыми корпорациями, мы не видим. Зато, существуют огромные и бессмысленные книжные аллеи, на которых, если верить порталу «Город+» в 2016-ом году купили всего 240 000 книг, что не так много для центра города.

Акционизм – очень плохая штука, она маскирует борьбу с реальными, опасными болезнями, заменяя их настоящее лечение симулякром этого самого лечения. А болезнь прогрессирует, болезнь развивается.

Вопрос в том, что необходимо? Если необходимо просто показать, потратить деньги на демонстрацию, на огромное шоу на Конюшенной, то тогда «Книжные Аллеи», в их современном состоянии, отлично подходят. Но, если необходимо сделать настоящую работу, повысить качество литературы и уровень читающих людей, то такая стратегия, увы, не подойдет.

Владимир Коваленко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя