Домой Санкт-Петербург «ОНО» не вовремя

«ОНО» не вовремя

91
0

Словосочетание «время оно» означает в русском языке неопределенный и по умолчанию отдаленный отрезок истории. Когда православный священник начинает проповедь с упоминания «во время оно», или «во дни оны», имеется в виду «в давние времена». Не случайно фантастический роман Михаила Успенского, действие которого происходит в неопределенном времени, так и называется – «Время Оно». Однако сейчас складывается впечатление, будто пора эта вдруг наступила. Посмотрите на киноафиши с изображением злого клоуна, рекламирующие ремейк экранизации романа Стивена Кинга «ОНО». Оцените масштаб клоунских баталий, которые развернулись вокруг жутковатого американского фильма – сперва они выглядели пародией на кампанию против «Матильды» Алексея Учителя, но теперь уже сами становятся объектом подделки. И нашлись ведь люди, узурпирующие не корону, а клоунский колпак! Грустный – веселый – добрый – злой – какой именно из этих клоунов станет героем нашего времени?

 

What IT is

Лично я обнаружил в Интернете три англоязычных фильма ужасов с лаконичным названием IT, которое переводится как «ОНО». Но только два из них, 1990-го и 2017 года, сняты по роману знаменитого сочинителя кошмаров Стивена Кинга. В этом есть своя мрачная логика, поскольку по сюжету книги зловещий, обитающий в городской канализации и охотящийся за детишками рыжий клоун Пеннивайз возвращается к своим неблаговидным занятиям каждые 27 лет. Вот он и вернулся, и демонстрируется теперь повсеместно на широком экране.

Посмотрев обе версии, отмечу, что в художественном плане фильм 1990 года, где под белым клоунским гримом и рыжим париком с трудом угадывается комичная физиономия Джима Керри, был все-таки лучше ремейка. Отступлениями от авторского замысла грешат обе ленты, в последней сценаристы перенесли на экран садистскую эротику, коей перчил свою прозу писатель, еще и дополнив ее новыми деталями – педофилией и инцестом. В итоге получилось слабенько – чтобы страшно, так нет, а возбудить эта кинокартина способна разве что отвращение и протесты со стороны добрых клоунов – впрочем, речь об этом несколько ниже.

Третий фильм-тезка IT не имеет ни к Кингу, ни к клоунам никакого отношения. В данном американском продукте 2015 года ОНО представляет собой медленно идущих к жертвам убийц – мужчин и женщин, полураздетых или вовсе голых. Жертва может успеть сбежать, но, чтобы вовсе освободиться, необходимо передать эту напасть кому-нибудь другому старым как мир способом, то есть половым путем.

Чем там дело завершилось, не буду врать, не знаю, поскольку через две-три передачи такой вот, пардон, эстафетной палочки вернулся к поиску фильмов с названием «ОНО» уже по-русски, без перевода, и был сразу вознагражден.

Двухсерийная кинодрама «ОНО» была снята режиссером Сергеем Овчаровым и музыкантом Сергеем Курехиным на Ленфильме еще в перестроечном 1989-м, то есть за год до выхода экранизации Кинга с Джимом Керри. Следовательно, название было выбрано никак не под влиянием последовавшего затем в американском кино «ОНОнизма». На экспорт картина пошла под названием «Цари и монстры», по-моему, не слишком удачным для талантливейшей интерпретации «Истории одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина с замечательными актёрскими работами Натальи Гундаревой, Светланы Крючковой, Елены Санаевой, Маргариты Тереховой, Леонида Куравлева, Юрия Демича, Родиона Нахапетова. Главные роли градоначальников Фердыщенко и Брудастого-Органчика с блеском исполнили Ролан Быков и Олег Табаков. Фильм выполнен в жанре гротеска и буффонады, родственном высокому клоунскому искусству. Действительно жаль, что в петербургских кинотеатрах нынче широко идет «ОНО», да не то.

 

Неполное погружение

В нашей общей российской реальности, которая по-прежнему, как и в 1989 году, является прямым продолжением «Истории одного города», живут и работают люди, не на шутку озабоченные ростом психической болезни коулрофобии. Люди эти – профессиональные клоуны. Честные цирковые и театральные труженики, для которых дурацкие колпаки и ботинки с помпончиками являются спецодеждой. Понять их беспокойство в общем нетрудно, ведь в просторечии коулрофобия именуется клоунофобией – так проще выговаривается, а означает то же самое: боязнь клоунов. Именно ее провоцирует новый фильм ужасов «ОНО», премьера которого в России состоялась 7 сентября – всего на два дня позже, чем на родине архетипа злого клоуна, в Америке, где ремейк IT вышел в прокат 5 сентября. 

Правда, возникнув за океаном давным-давно, образ клоуна-убийцы и к нам перекочевал не в прошлом месяце. У себя на полке со старыми дисками я легко нашел недурно сыгранный сериал «Мертвый, живой, опасный» 2006 года, где известный актер Максим Аверин играет маньяка, нацепляющего клоунский красный нос перед каждым очередным убийством. Так почему же именно сейчас ремейк старого ужастика «ОНО» вызвал решительные протесты и даже подвел часть клоунского сообщества к созданию Международной единой партии клоунов-лесорубов (МЕПКЛ)?

Чтобы постичь всю серьезность текущего клоунского момента, мне пришлось на несколько дней нырнуть в этот бурлящий поток, что называется, с головой. Начал с просмотра спектакля «Чушь во фраке. Версия 2.0.16» в гостях у зачинщиков протестных акций – актеров петербургского театра «Комик-трест». Затем по их же приглашению посетил фестиваль «НеобыЧАЙный сад» в Ботаническом саду на Петроградской стороне и даже прошелся вместе с ними в карнавальном шествии, а вечером уже сидел в партере Театра эстрады имени Аркадия Райкина, смеясь как ребенок над лирической клоунадой «Велодрама».

Наталья Фиссон

– Знаете – полегчало! – сознался я в разговоре со звездой «Комик-треста», заслуженной артисткой России Наталией Фиссон. – Достаточно даже такого краткосрочного погружения в клоунаду, чтобы жизненные проблемы воспринимались спокойней. А сознайтесь, своими выступлениями против ужастика «ОНО» вы пародируете атаки на фильм «Матильда»?

— Про «Матильду» ничего не знаю, а фильмов ужасов боюсь, – призналась звезда. – Хотя и снималась у американцев в ужастике «Пляска смерти». Играла русскую балерину, которую по сюжету убивают в Петербурге в метро «Автово». В этом фильме за мной числится несколько подвигов. Во-первых, самостоятельное исполнение рискованных трюков, во-вторых, балетные па на пуантах, чему меня мгновенно обучил Борис Надточий, работавший с самим Михаилом Барышниковым. Ещё меня научили истошно визжать, что очень пригодилось на озвучании фильма «Странные мужчины Семеновой Екатерины»… Но «Пляску смерти» американский продюсер увез с собой, а вот «ОНО» к нам внедряется, и очень некстати! Вроде бы ясно, что нет ничего хорошего в разрушении доверчивого, теплого отношения к русским национальным традициям скоморошества, к привычным образам клоунов: рыжий-веселый, белый-грустный, но только не злой!

 

Смешно – не смешно

В профессиональном клоунском мирке есть много такого, что в «большом миру» воспринимается по-иному. К примеру, если клоун говорит «смешно» – значит, видит что-то хорошее. «Не смешно» – плохое. Смешной человек – добрый, приятный, несмешной – злой, плохой. Затеяв целый ряд смешных протестных акций, вплоть до пикета у Мариинского дворца, актеры «Комик-треста» выступили с обращением: «Мы призываем всю прогрессивную мировую общественность, людей, которым дорого счастливое детство их детей и ценности отечественной культуры, выступить против показа фильма «ОНО». Не ходите на этот фильм, а приходите в наш театр».

Протестующие с радостью восприняли выступление в фейсбуке екатеринбургского режиссера Алексея Федорченко, в той же манере осудившего фильмы ужасов «Пила 8» и «Техасская резьба бензопилой. Кожаное лицо», которые выходят в российский прокат в октябре: «Бензопила не может стать инструментом насилия, недаром она называется «Дружба»! Не ходите на эти гнусные фильмы, а приходите в леса и на лесоповалы!»

Вдохновленные поддержкой со стороны работников лесного хозяйства, клоуны под предводительством Наталии Фиссон провозгласили создание единой с лесорубами «партии». Закипела по-клоунски смешная партийная жизнь, с обычной для нее борьбой с оппортунизмом. Была выпущена первая «Нота протеста»: «Мы, Международная Единая Партия Клоунов-Лесорубов (сокращенно МЕПКЛ) заявляем о своем категоричном несогласии с сюжетом фильма «Самое оно» режиссера Алексея Федорченко. Его решение снимать фильм про клоуна-маньяка это топор в спину, бензопила в печень всем нам. Обидно, что режиссер – наш соратник и однопартиец. Клоун-маньяк Сережа – не пройдет!»

Когда верстался этот номер, Наталия Фиссон успокоила редакцию PULSE: камрад Федорченко прислушался к товарищам по партии и отказался от своих уклонистских намерений.

 

Бывает страшно

Если б потешные клоунские акции протеста и «внутрипартийные трения» приводили только к тому, чтобы уставшие от занудных политических шоу люди валом валили в театр «Комик-трест», Театр эстрады, цирки и другие смешные места – вот это было бы здорово! Увы, окружающий мир порой далеко не так, как хотелось бы добрым клоунам, реагирует на их шалости.

Злой подделкой под клоунские протесты стало совсем не смешное выступление на крейсере «Аврора» каких-то самозванцев, назвавшихся «Клоунским государством». (Ясно, что это намек на запрещенное в России «Исламское государство» и недавно объявившее о себе «Христианское государство».) Ряженые в клоунов, но совсем не по-клоунски действующие политические активисты устроили на легендарном корабле Балтийского флота опасную провокацию, развернув коряво написанные лозунги «Не служил – не клоун», «Оно воюет» и тому подобные. Экипаж не растерялся и в лучших флотских традициях учтиво проводил лже-клоунов вон с корабля, где действует филиал Военно- Морского музея, в связи с чем открыт вход для любых посетителей – но это не отменяет статуса военного объекта, возвращенного крейсеру несколько лет назад.

Вряд ли эти несмешные граждане были знакомы с однажды уже сбывшимся пророчеством Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, которым режиссер Сергей Овчаров завершил свой фильм: «Оно близилось, и по мере того как близилось, время останавливало бег свой. Наконец земля затряслась, солнце померкло, история прекратила течение свое». Если не были, в самый раз познакомиться. Пока время не остановилось.

 

Как вы относитесь к прошедшим в Петербурге клоунским протестам против показа фильма «ОНО»? – спросил PULSE у петербургских клоунов.

Александр Плющ-Нежинский, директор – художественный руководитель Клоун-мим-театра «МимИГРАнты»:

Александр Плющ-Нежинский на Смешном-фестивале в 2017году

С одной стороны, «ОНО» – чисто американская история. По эту сторону океана отношение к клоунам однозначное – радость, смех, веселье, улыбки, безоблачное небо. Клоун по определению не может быть «недобрым».

Это во-первых. А во-вторых, любой шум с запретами обычно имеет обратный эффект. Только подогревает интерес к тому, что запрещают. И те, кто знать-не знал об этом «ОНО», на волне ажиотажа станут узнавать, искать, смотреть, читать. Кому-то «ОНО» понравится. Что ж тут хорошего? Стивен Кинг – очень талантливый литератор. По всей видимости, у него был серьезный мотив для написания романа, а у авторов фильма – причины для его экранизации.

Олег Посполитак, артист оригинального жанра, клоун, руководитель Творческого объединения «МАРКО»:

Олег Посполитак

Мое личное мнение: я против показа страшного клоуна у нас в стране. Посмотрел трейлер фильма и очень огорчился, что иностранные киноработники используют образ клоуна для детских и взрослых страшилок. Как, собственно говоря, это было и в одном из фильмов о Бэтмене и многих других кинокартинах. Это порочит образ клоуна, который создавался десятилетиями кропотливого труда в культуре нашей страны такими великими артистами, как Карандаш, Юрий Никулин, Олег Попов, Вячеслав Полунин, Леонид Енгибаров и многие другие представители нашего цеха…

 

Валерий Кефт, клоун-мим Театра эстрады имени Аркадия Райкина, театра «Лицедеи» и мн.др.:

Валерий Кефт

– Злые клоуны – это не взаправду клоуны, а ряженые… У Стивена Кинга ведь не написано, что маньяк и убийца – клоун по профессии. Так можно и ведьмой переодеться, и пиратом, и доктором. Но клоунофобия существует – заявляю со всей ответственностью, как человек, который проработал в Америке полтора десятка лет. В основном, среди американцев. Они то ли более наивные, то ли более открытые люди, возможно, у них есть плохой экспириенс, в смысле опыт, еще с детства, когда к ним на праздники приходили ряженые, каких сейчас принято называть аниматорами. И вот они-то, видимо, пугали детей до икоты. Так что теперь уже взрослый человек сидит в цирке, и, когда мимо него проходит клоун, он испытывает сильный дискомфорт, съезжает под стул, закрывает глаза, старается не смотреть, говорит: «Проходите, пожалуйста, проходите. Не трогайте меня». То есть реально боится! Если ему сделать «бу», начнется истерика. Но сама по себе профессия клоуна – добрая, «смех и радость мы приносим людям». Настоящий клоун, если не смешной, то он не настоящий.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here