Домой Культура Матильда — прабабушка легкого поведения

Матильда — прабабушка легкого поведения

«Портьера раздвинулась, и вышел наш государь. Он сказал: «Господа офицеры, поезжайте на Украину и формируйте ваши части. Когда же настанет время, я лично вас поведу в сердце России, в Москву!» И прослезился» (М. Булгаков, «Дни Турбиных»)

Новогоднее обращение царя, «Жизнь за Царя» в театрах. Стрельцы-контрактники спешат на помощь стратегическим друзьям, верные опричники блюдут порядок внутри империи. Юная принцесса выкладывает в Instagram фото в жилете МЧС с ростовского пепелища, государь-император снисходительно беседует с президентами и канцлерами. Воспринимайте этот футуристический текст так, как будто нас покусал продюсер «РЕН ТВ».

И прослезился! Где, как не в Петербурге в вековой юбилей революции и в преддверии премьеры ненаглядной «Матильды» грянуть «за царя». За пять минут до наступления нового года мы уже много лет подносим шампанское «царю» в голубом экране. Шутим про несменяемость власти и «выборы царя» в грядущем марте. Пару лет назад в Эрмитаже была выставка костюмов царской семьи, и Михаил Пиотровский почти угрожающе говорил об окровавленной рубашке Александра II, которая есть в фондах музея, но не выставлена по этическим соображениям. Наконец, год назад в Петропавловской крепости эксгумировали Александра III – для проведения очередной экспертизы останков царской семьи из Екатеринбурга. Давайте перестанем ходить вокруг да около и представим, как это – жить с реальным, а не метафорическим царем. Кроме шуток, мы занялись этим вопросом, опросили экспертов и выяснили, что идея не так уж абсурдна и далека от реалий.

Ситуация с останками семьи Николая II, например, до сих пор не дает покоя РПЦ. Патриарх – ни нынешний, ни предыдущий – не признают их подлинности, хотя все исследования говорят о том, что в Ганиной Яме под Свердловском (Екатеринбургом) была «могила» именно августейшей четы с детьми. «Впервые искать останки под Свердловском начали на рубеже 70-х/80-х годов, по указу тогдашнего министра МВД Николая Щёлокова, — рассказывает кандидат исторических наук, член Клуба знатоков «Что? Где? Когда?» Сергей Виватенко. – Официально искали, конечно, павших красноармейцев. А погребение семьи Николая II стало возможно благодаря усилиям академика Дмитрия Лихачёва – это было его своеобразным завещанием. Тогда не нашли цесаревича Алексея и принцессу Анастасию, что породило домыслы, появились самозванцы. Все мы смотрели красивый диснеевский мультфильм «Анастасия». В 2007 году поиски начались вновь, на этот раз останки цесаревича и принцессы удалось выявить». Почему РПЦ в этом незлободневном вопросе так настойчиво отказывается верить науке и простой логике? Были проведены все возможные процедуры, вплоть до эксгумации Александра III. Зарубежная Русская православная церковь признала, что в Ганиной Яме нашли именно императорскую семью. «Насколько я знаю, среди верующих в России есть малочисленная, но активная группа, не желающая признавать подлинность останков. А церковь, в свою очередь, не хочет внутренних разногласий». И если первоначально найденные останки захоронили, то цесаревич Алексей и принцесса Анастасия по-прежнему хранятся в картонных ящиках в судебной экспертизе Екатеринбурга.

Но, как ни крути, события столетней давности все же – дело прошлое. Яд от помянутого укуса начал действовать, и мы всерьез задались вопросом, велики ли шансы России вновь стать монархией.

«Монархические идеи в России были при Борисе Ельцине, — вспоминает Сергей Виватенко – Тогда была некая комиссия, возглавляемая Борисом Немцовым, которая пыталась вернуть Романовых в политическую жизнь России. Сами понимаете, 90-е, страна хваталась за любую соломинку. Марии Владимировне, дочери Владимира Кирилловича Романова, было предложено жить в России на определенных условиях, участвовать в восстановлении страны». Проект провалился. Мария Владимировна требовала, чтобы за ее сыном Георгом признали право (звание? титул?) местоблюстителя престола. В Кремле не захотели челом бить пред царем. Да и вообще, по отцовской линии Георгий – не Романов, а фон Гогенцоллерн. Последним же, кто имел законные права на российский престол, был отец Марии Владимировны, Великий князь Владимир Кириллович Романов. Родился он в 1917 году в Российской империи, в Финляндии. В свою очередь его отец, двоюродный брат Николая II Кирилл Владимирович Романов, в дни Февральской революции командовал Гвардейским экипажем (военно-морской гвардией), и, прибыв в Петроград, оперативно повязал на грудь красный бант и маршем повел своих гвардейцев присягать Временному правительству. Надо ли говорить, что у остальных Романовых такое поведение вызвало, мягко говоря, вопросы. К слову, в 90-е его правнук, по слухам, даже пытался поступить в Нахимовское училище (постоянно семья живет в Мадриде, опираясь на местный монархический институт).

Параллельно предполагалось, что «реставрация» пойдет по «болгарскому сценарию». Здесь снова нужен небольшой экскурс в историю. Когда советская армия в 40-е годы «освобождала» Болгарию, там свергли 6-летнего царя Симеона. В 1946 году в стране прошел «референдум», ликвидировавший монархию. Симеон эмигрировал. Пока держался коммунистический режим, царя в страну не пускали. А потом он вернулся, создал политическое движение имени себя, в 2001 году даже стал премьер-министром. Общественность к нему заметно потеплела, премьеру вернули часть монарших активов.  Нашим Романовым, вероятно, тоже предложили несколько фамильных особняков. Но характеры Марии Владимировны и вдовы Владимира Кирилловича Леониды Георгиевны завели переговоры в тупик, а там и Россия начала «вставать с колен» без высочайшего дозволения. С тех пор Мария Владимировна Романова с российской властью не общается – её не было даже на похоронах императорской семьи, хотя многие другие Романовы присутствовали.

Памятуя о «Матильде», мы вспомнили ещё об одном претенденте на русский престол. Константин Севенард – бывший депутат Госдумы и петербургского парламента, но, что важнее – внук племянницы Матильды Кшесинской Целины Иосифовны Севенард.

По версии Севенарда, Целина была дочерью не брата именитой балерины, а самой Матильды Феликсовны. Посему выходит, что бывший парламентарий – родной правнук Николая II. «В 1989 году я нашел на старом варшавском кладбище, у могилы графа Красинского, документы, которые оставила там в тайнике Матильда Феликсовна, — рассказывает Константин Севенард. – По ним получается, что Россия внесла золотом основной взнос при создании Федеральной резервной системы США. По сути, получается, в 1913 году Российская империя и США объединились в одну экономическую систему. По тем документам Россия должна была передать США 8,5 тысяч тонн золота (официально в 1914 году золотой запас Российской империи составлял 1,4 тыс. тонн. Нынешний золотой резерв – чуть более 1,7 тыс. тонн – прим. авт.) Для этих целей построили город-порт Мурманск и железную дорогу. В обмен на золото США обязались поставлять России новейшее вооружение, вступать в войны на стороне империи. Вообще найденные мной документы – это своеобразная карта нового мироустройства».

По версии Севенарда, в 1917 году Матильда Кшесинская практически добилась через Керенского возможности освобождения для семьи Николая II. «Тогда же, в церкви в Царском селе, был расторгнут его брак с Александрой Федоровной и заключен союз с Матильдой Феликсовной. Право наследования престола отходило к детям Матильды – между строк читалось, что речь идет об их общем ребенке, то есть моей бабушке. Попутно Николай II отменяет приказ Павла о том, что женщины не могут наследовать трон».

Найденные документы, по словам Севенарда, он отдал в ленинградское отделение КГБ. Откуда они благополучно пропали. А проценты от вложенного золотом в США капитала «потомки Матильды и Николая II» могут получить до 2023 года (в 2013 году, по версии Севенарда, договор был заключен на 110 лет). «С учетом того, что в военное время Матильда Феликсовна распорядилась за счет этого золота организовать памятные поставки по Ленд-лизу, — продолжает Севенард. – Осталось порядка 70 млрд рублей. Я об этом беседовал с Ротшильдом, когда был в Париже, и он предложил встретиться».

Севенард, по его словам, почти стал монархом. «В 1991 году я стал командиром вооруженного ополчения обороны Ленинграда. – Продолжает он. – В ночь с 21 на 22 августа практически решалось, какой будет дальше Россия. Тогда очень оперативно милицию переподчинили центральному МВД, а не Ленсовету. Из Пскова выдвинулась десантная дивизия. Мы, ополченцы, смогли 4 тысячи человек поставить под ружье. Я заявил, что, если мы не договоримся, то я утром заявлю о своих монархических амбициях. По тому договору, что я нашел, США практически гарантируют несменяемость династии. И это стало очень веским аргументом. Монархические идеи были и у Анатолия Собчака, я думаю, в этом была одна из причин его разлада с Борисом Ельциным».

— А что вы думаете про фильм «Матильда»? Вас на премьеру приглашали?

— Нет, на премьеру меня не приглашали. По тому короткому трейлеру, что есть, сложно что-то сказать. Но я посмотрю обязательно.

«Монархические идеи в обществе есть, — продолжает Виватенко. – Многим импонирует несменяемость, когда есть наследник престола, которого заранее готовят, который получает соответствующее образование. Даже Сталина многие воспринимали как монарха».

— Давайте предположим, что у нас будет монархия. Обойдемся без территориальных потерь? А то у нас раньше с этим были проблемы…

— Парламентская республика, как видите, у нас провалилась. Если говорить о некой гипотетической монархии, то это конечно конституционный строй. После Земского собора, или других выборов. Это будет не реставрация Романовых, а другая, новая монархия. И без всяких потерь территорий.

Осталось, чтобы портьера раздвинулась, мы бы увидели царя и прослезились.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here