cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Стиль жизни
Елки - балки
Европа
GOSAIMAA
11/05/2012

Осторожно, кошки!


Осторожно, кошки!

Учитывая, какое количество каменных львов охраняет покой бывшей имперской столицы, не стоит удивляться тому, что к их меньшим братьям — котам — в нашем городе всегда относились как минимум с некоторым пиететом. По выражению американского писателя Оливера Херфорда, кошка — карликовый лев, который любит мышей, ненавидит собак и покровительствует людям.

Наверное, похожими мыслями на счет домашних хищников была обуреваема императрица Елизавета Петровна в 1745 году, когда повелела доставить из Казани тридцать отборных котов для охраны царских покоев от мышей. И, кстати, именно от этих котов якобы пошла знаменитая порода русских голубых кошек. Позднее, уже при Екатерине Великой, среди дворцовых кошек образовалась иерархия, поделившая их на дворовых и комнатных. Комнатных — призванных украшать своим присутствием непосредственно жилые покои — впоследствии вытеснили собаки, к которым императрица все-таки благоволила больше. А дворовые перебрались в подвалы, превратившись в незаменимых охранников картин и царских (ныне музейных) сокровищ.

Сей исторический факт не так давно упомянул президент Татарстана Шаймиев, сказав при этом, что татары горды тем, что их кошки помогли сберечь сокровища Эрмитажа.

Историческая легенда гласит, что первый кот в Санкт-Петербурге появился благодаря Петру Первому, привезшему его из Голландии. Но вряд ли это так на самом деле. Как-то совсем не верится, что на территории города, пусть даже еще толком не отстроенного, не было ни одной кошки или кота. Для русского домашнего уклада кошка всегда была незаменимым атрибутом. Поэтому если здесь были люди, а у людей было жилье, то и кошки наверняка тоже были. Другое дело, что статистика их поголовья не велась. Но это совсем не значит, что их не было вовсе.

Кошек можно не любить и даже не замечать, пока они есть, но когда они исчезают — может прийти беда в виде полчищ мышей или, того хуже, крыс, несущих голод и болезни.

Питерских кошек часто сопровождают легенды, и порой эти легенды не слишком далеки от истины. Одна из них относится к истории блокадных кошек. Блокада началась 8 сентября 1941 года, а уже в ноябре в городе начался настоящий голод. Ежедневно умирало от четырех до семи тысяч человек. В первую, самую страшную, блокадную зиму были отмечены первые случаи каннибализма. До этого в городе были съедены все (или почти все) кошки. В блокадных дневниках и воспоминаниях, относящихся к тому периоду, можно обнаружить следующие записи: «сегодня съели жареную кошку. Очень вкусно», «соседского кота мы съели всей квартирой еще в начале блокады», «кот Васька. Любимец в семье. Зимой 41-го мама его унесла куда-то, сказала, что в приют… а вечером приготовила что-то наподобие котлет. Тогда я не поняла… Получается, что благодаря Ваське мы выжили в ту зиму». А затем в осажденный город пришли крысы. «…Tьма крыс длинными шеренгами… двигалась по Шлиссельбургскому тракту (ныне пр. Обуховской Обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось: они забирались на танки и благополучно ехали на них дальше…»(из воспоминаний К. Логиновой). «Весной 42-го мы с сестрой шли на огород, разбитый прямо на стадионе на Левашовской улице. И вдруг увидели, что прямо на нас движется какая-то серая масса. Крысы! Когда мы прибежали на огород — там все уже было съедено» (З. Корнильева). Далее рождается почти что легенда о том, что в апреле 1943 года Ленсовет распорядился доставить из Ярославля четыре вагона дымчатых кошек. (именно дымчатых, потому что они считаются лучшими крысоловами), что и было сделано. Четыре (по другой версии — два) вагона было пригнано в Ленинград, и кошки были выпущены (по другой версии —розданы жителям), и крысы были побеждены. Почему именно из Ярославля, почему именно вагоны, куда кошек могли выпустить или кому могли раздать — тайны, покрытые мраком. Но некоторые утверждают, что общались с живыми свидетелями тех событий. Правда это или вымысел — сказать уже сложно. Земля полнится слухами, а упомянутое постановление от апреля 1943 года до сих пор никем не обнаружено. Правда поговаривают, что операцию по завозу кошек в блокадный Ленинград курировал НКВД, а посему документы засекре-чены и надежно спрятаны в архивах. Как бы то ни было, но крысы, действительно были побеждены или загнаны обратно в подполье. Вернее предположить, что, хотя и очень немногим, но кошкам удалось выжить в страшную зиму сорок первого. Одна из блокадниц впоследствии вспоминала, что весной 1942 года, проходя мимо кинотеатра «Баррикада», она увидела толпу у одного из окон дома. Предметом внимания была серая полосатая кошка, лежавшая на подоконнике с тремя котятами. «Увидев ее, я поняла, что мы выжили», — написала она в воспоминаниях. В блокадном дневнике писателя Леонида Пантелеева есть другая запись от января 1944 года: «Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей» (для сравнения, зарплата сторожа в то время составляла 120 рублей). Кошки оставались в Ленинграде, но были страшным дефицитом и долгое время после войны. К хозяевам кошки заранее выстраивалась очередь за котятами еще и в сорок шестом, и в сорок седьмом годах. Кроме того, доподлинно известно, что после снятия блокады кошек в город завозили и специально присылали. Правда, не вагонами, а частным порядком. Со временем городская популяция мяукающей братии была восстановлена. А легенды живы и по сей день.

Кстати говоря, помимо исполнения роли пугала для крыс, кошки еще непревзойденно умеют предсказывать вражеские бомбежки. Случаи, подтверждающие эту их способность, были зафиксированы во всех воюющих странах. Еще до объявления воздушной тревоги многие кошки начинали топорщить шерсть, мяукать, шипеть, а особо одаренные сразу неслись к бомбоубежищу. В некоторых странах в случае опережения кошкой системы оповещения и спасения людей хвостатую героиню награждали медалью. Так, например, в Англии на такой медали выбито: «Мы тоже служим родине».

Ленинградских, а ныне питерских кошек медалями никто не награждал и не награждает. Хотя они по-прежнему несут свою вахту в музеях, библиотеках, а иногда и в магазинах города. Дань признательности и уважения к кошкам город выражает уютными и неброскими памятниками. Такими, например, как памятники коту Елисею и кошке Василисе, которые «прописались» на карнизах домов по Малой Садовой улице.

Анна Парутова

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий