cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
Интересное в номере
Событие
К наступающему готов!
Общество
Немарксов криптокапитал
08/09/2014

Несостоявшийся флагман


Несостоявшийся флагман

   13 сентября 1956 года в стокгольмской газете «Экспрессен» появилась небольшая заметка: «Около острова Бекхольмен в центре Стокгольма найден старый корабль. Частное лицо занималось исследованиями в течение пяти лет, чтобы его найти». Так началась вторая (музейная) жизнь парусного галеона «Ваза» («Васа», швед.-Vasa).

   История этого корабля началась в 1625 году, в бытность на престоле Швеции короля Густава II Адольфа из династии Ваза. Это был один из самых блестящих шведских монархов, за время правления которого Швеция укрепила свои позиции в Европе. Хотя, надо заметить, что практически все двадцать два года правления Густава Адольфа страна была в состоянии войны. Сначала это были войны с Данией, Россией и Польшей, участие в которых досталось Густаву Адольфу в наследство от отца, Карла IX, затем это была «тридцатилетняя война», в которую Швеция была вынуждена вступить в 1630 году. И, кстати, в одном из сражений которой король и погиб два года спустя.

   За время своего правления он провел ряд экономических преобразований, наладил торговлю с Испанией, Францией, Голландией и Россией, учредил школы, восстановил старейший университет Швеции (Уппсальский), а за год до гибели основал Дерптский (ныне Тартуский) университет. Густав Адольф был одним из образованнейших монархов своего времени, владел семью языками, увлекался математикой, историей и даже оставил после себя ряд исторических трудов. Но, в силу сложившихся обстоятельств, он был военным монархом. И впоследствии его талантами полководца восхищался сам Наполеон, причисляя Густава Адольфа к ряду величайших воителей древности. Кратковременные периоды перемирия король посвящал не только мирным реформам, но и усовершенствованию флота и армии. И как раз в один из таких периодов, в 1625 году, он пришел к выводу, что его флоту необходим новый флагманский корабль, которому по размерам, убойной силе и неуязвимости не будет равных среди всех кораблей, бороздящих просторы Балтийского моря. И, может быть, именно чрезмерные амбиции на всестороннюю исключительность будущего королевского галеона и сыграли с его создателями злую шутку.

   В январе того же года был утвержден проект корабля, а в следующем, 1626 году - начата работа по его возведению, для чего был заключен контракт с голландским кораблестроителем Хенриком Хюбертссоном. Под топор пустили более тысячи деревьев, вырубив около шестнадцати гектаров дубового леса. Более четырехсот человек плотников, кузнецов, моляров, резчиков – лучших из лучших - привлекли к работам. Помимо размеров и убойности «Королевский корабль» должен был иметь соответствующий званию внешний вид, поэтому предполагалось украсить его корпус позолоченными и раскрашенными резными фигурами. Вся Швеция в буквальном смысле затаила дыхание, в нетерпении ожидая спуска на воду нового чуда отечественного кораблестроения, и уже заранее им гордилась. Правители соседних держав с не меньшим интересом наблюдали за начатыми работами, пытаясь выяснить военные характеристики нового корабля. Возможность лицезреть галеон, превосходящий своим внешним видом все самые смелые ожидания представилась шведам лишь в 1628 году. То есть спустя три года с момента утверждения проекта корабля. За это время успел скончаться Хенрик Хюбертссон, а на его место заступил судостроитель Хейн Якобсон.

  

   В январе корабль спустили на воду, и до лета он простоял пришвартованный перед королевским дворцом. Далее он принял на борт балласт и вооружение, состоявшее из шестидесяти четырех орудий различного калибра.

   В начале августа королевский галеон «Ваза» отправился в свое первое плавание, оказавшееся и последним. Не проплыв и одной морской мили он затонул вблизи острова Бекхольмен у входа в гавань Стокгольма. Не выдержав очередного порыва ветра корабль завалился на один борт, и через открытые пушечные порты в него залилась вода. И деньги, и труды, и надежды с амбициями - все пошло на дно из-за ошибки в расчетах, допущенной при проектировании. Слишком узкий киль и слишком нагруженные пушками и ядрами верхние палубы. К кораблекрушению привел неправильный расчет центра тяжести.

   Через две недели о случившемся узнал Густав Адольф и учинил расследование, которое и провели со всем тщанием. Но Хенрик Хюбертссон был уже мертв, а Хейн Якобсон сослался на то, что просто продолжал работу, основываясь на рассчетах усопшего. К тому же проект и расчеты корабля утвердил своей подписью сам Густав Адольф…а кто же рискнет судить самого короля. Происходило бы дело в какой другой стране, существовала бы большая доля вероятности, что казнят «стрелочника». Но Швеция есть Швеция - за морскую катастрофу наказания так никто и не понес.

   Что до самого галеона, в течение какого-то времени после крушения его пытались поднять, но безуспешно. Правда, делалось это не столько из-за самого корабля, сколько из-за ценных бронзовых пушек, утонувших вместе с ним. В итоге, уже лет тридцать спустя, решили ограничиться тем, что достанут только их. Непостижимо, но с помощью одного лишь водолазного колокола (а другого оборудования в середине семнадцатого века не было) шведские водолазы смогли достать со дна пятьдесят три орудия. Корабль же так и остался лежать на дне.

   Почти триста лет о «Вазе» никто не вспоминал. Забылось даже точное место, в котором он затонул. И только в середине прошлого века в истории «Королевского галеона» появился новый герой в лице Андерса Франсена. На тот момент он был крупнейшим специалистом Швеции в области военно-морской истории XVII-XVIII веков, и затонувшие корабли вызывали у него особый интерес. Придя к умозаключению, что «Ваза» должен был прекрасно сохраниться в не очень соленой воде Балтийского моря, Франсен предпринял частные поиски. С помощью лодки, «кошки» и специального лота он исследовал акваторию Стокгольма. И спустя пять лет обнаружил таки то, что искал - галеон лежал на глубине тридцати двух метров и, действительно, прекрасно сохранился.

  

   Через пять лет «Вазу» удалось поднять на поверхность и вытащить на сушу, чтобы приступить к реставрации.
А в 1990 году на острове Юргорден был открыт музей-корабль «Ваза», здание которого, не мудрствуя лукаво, просто надстроили вокруг вытащенного на берег корабля. В нем несколько этажей, чтобы галеон можно было обозреть целиком и на всех уровнях. Музейная же экспозиция узкоспециализирована, и целиком посвящена «Вазе». Внутрь корабля попасть невозможно, но зато в прилегающих к смотровым террасам помещениях полностью и досконально реконструировано его внутренне устройство: от кают до вооружения. Здесь же можно посмотреть подробную макетную реконструкцию мероприятий по извлечению «Вазы» со дна и буксировки его на берег. Рассказы о некоторых исторических сценах, например, о посещении Густавом Адольфом корабельной верфи, реализованы в виде групп восковых фигур. Кроме того, как в любом военно-морском музее, здесь стоят пушки, якоря и витрины с различного назначения боеприпасами. Сам галеон, расположенный в центре музея, потрясает своими размерами и красотой. Это, кстати, единственный сохранившийся до наших дней парусник начала семнадцатого века. И по внушительности и красоте до него далеко любому «навороченному» кораблю из современных фильмов про пиратов.

   Почему то думается, что в истории все-таки случаются забавные парадоксы. Галеон «Ваза» строился три года и проплавал всего пару часов. Чтобы его найти понадобилось пять лет, если не считать тех трехсот пятидесяти, которые он пролежал на дне Балтийского моря. Еще пять лет ушло на то, чтобы поднять его со дна и еще двадцать девять - на реставрацию. Густав II Адольф не мог и предположить, насколько долгой и витиеватой окажется история его несостоявшегося флагмана. И наверняка просвещенного короля порадовал бы тот факт, что триста лет спустя «Ваза»-музей будет преумножать славу Швеции не просто не хуже, но гораздо лучше, чем реальный боевой галеон.

Илья Иванов

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий