cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
18/11/2018

Игорь Албин: "Город должен развиваться..."


Игорь Албин:
 
Решение вопросов капитального строительства и реконструкции объектов недвижимости, проблемы архитектуры и градостроительства, а также выявления, учета, сохранения, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) в Санкт-Петербурге, вопросы энергетики, транспорта и тарифного регулирования – вот наиболее полный перечень того, что находится в ведении вице-губернатора Санкт-Петербурга Игоря Николаевича Албина. И хотя такой диапазон ответственности предполагает очень насыщенный рабочий график, Игорь Николаевич нашёл возможность выделить в нём время, чтобы ответить на вопросы PULSE.


- Летом в Санкт-Петербурге наблюдался небывалый наплыв туристов, было много спортивных и культурных мероприятий и были задействованы новые инфраструктурные объекты: транспортные, спортивные и так далее. Как с Вашей точки зрения они себя показали?

- Для нас 2018 год был успешным по многим причинам. Во-первых, мы готовились к главному спортивному празднику – Чемпионату мира по футболу, и провели его на высоком уровне. Второе большое мероприятие - Главный военно-морской парад страны на Кронштадтском рейде в День Военно-Морского Флота. Если обратиться к данным статистики, то в Петербурге по итогам года ожидается 8,5 млн туристов, а доля туризма в составе валового регионального продукта составит почти 6%. То есть мы не только реализовали наши конкурентные преимущества, мы превращаем туризм в действительно важный сегмент региональной экономики. 
Петербург — это уникальное явление, не случайно он является в своих административных границах объектом всемирного наследия ЮНЕСКО и привлекает внимание как жителей России, так и иностранцев. А Чемпионат мира по футболу, другие масштабные мероприятия и форумы, проводимые в нашем городе, – это не только «магнит» для туристов и болельщиков, это ещё и проверка состоятельности туристической инфраструктуры, повод для городских властей осознать транспортную ситуацию, ситуацию с инфраструктурой и гостиничным бизнесом, с кейтерингом, попытаться разрешить связанные с ними проблемы.

На протяжении последних пяти лет мне довелось работать с коллегами из Всемирной федерации футбольных ассоциаций (FIFA), а до этого был опыт работы на объектах Сочинской олимпиады. И что меня всегда поражало в работе коллег - это жесткий, профессиональный, прагматичный подход. Если есть объект, то он должен доводиться до надлежащего качества. Если этот объект неудачно расположен, то нужно решить проблемы, связанные с логистикой и навигацией внутри объекта. Если речь идет о приеме иностранцев, то надо создать комфортные условия на всех этапах: от пересечения государственной границы до посещения объекта и пересечения границы в обратном направлении. 

Петербург себя показал, и с точки зрения экспертов ФИФА, и с точки зрения команд, болельщиков, туристов, как самый подготовленный к матчам Кубка конфедерации, а потом и Чемпионата мира по футболу город России. Кстати, говоря о Кубке конфедерации – это была своего рода репетиция. Существовала позиция ФИФА – отказаться от кубковых матчей, потому что это дорого, хлопотно и т.д. Но опыт Петербурга 2017 года укрепил руководство ФИФА во мнении, что Кубок конфедерации все-таки должен предшествовать любому Чемпионату мира. 

Если же говорить о новых объектах, то все они разные по уровню сложности, но все значимы для Санкт-Петербурга. В рамках подготовки к Кубку конфедерации мы должны были завершить знаменитый многофункциональный культурно-спортивный комплекс «Санкт-Петербург Арена». Объект, по которому было принято решение в 2006 году, но история с которым длилась почти 11 лет. Мы его завершили, и наконец-то город получил один из лучших современных спортивных, культурно-досуговых объектов не только в России, но и в мире. Наша арена вошла в ТОП-10 лучших стадионов мира и стала победителем в номинации «Культурно-спортивные сооружения 2017 года». 

Если говорить о спортивных технологиях, то на трибунах «Арены» могут свободно размещаться 65 тыс. болельщиков, а в плане концертных технологий – это уже 80 тыс. человек. Расходы на эксплуатацию этого комплекса составляют от 800 млн рублей до 1 млрд в год. И наш анализ показывает, что сам объект может быть рентабелен и окупаем. В силу своей многофункциональности и в силу того, что есть выкатное поле, позволяющее проводить в чаше любые мероприятия, есть раздвижная кровля, наличие которой очень важно в наших северных широтах. С точки зрения технологических возможностей, в этом комплексе можно играть классическую и рок-музыку, устраивать любые концертные представления, а также мотошоу и хоккейные матчи.
 
- Есть ли в этом комплексе какие-то уникальные решения, которые были реализованы специально для наших петербургских погод? 

- Многие решения уникальны. Во-первых, в стране появился первый стадион с раздвижной кровлей, которая позволяет обеспечить комфорт зрителям во всепогодных условиях. Во-вторых, выкатное поле не только позволяет освобождать чашу арены для нефутбольных мероприятий, но и предоставляет свободу действий агрономической службе, которая следит за состоянием газона: быть ли ему внутри или на внешнем периметре. В-третьих, 280 тыс. кв. метров площадей – это очень большой объект, он эксплуатируется в северных широтах, а это означает, что системы кондиционирования, вентиляции, отопления, электроснабжения – всё спроектировано под петербургскую географию. Сопряжение 260 инженерных систем – очень сложная задача. Мы реально приобрели уникальный опыт на «Санкт-Петербург Арене». 

Кстати, я говорил Георгию Сергеевичу Полтавченко, что после стадиона, чтобы не потерять потенциал управленцев, изыскателей, проектировщиков, подрядчиков, надо придумать какой-то подобный объект. Ведь если взять другие объекты - жилищное строительство, метрополитен - всё это технически более просто. Появилась идея реконструкции СКК, и судя по замыслу, это будет второй масштабный объект со спортивно-досуговой функцией, на котором Петербург сможет принять матчи Чемпионата мира по хоккею 2023 года.
 
- Время есть, чтобы все спокойно построить?

- Время есть, да. Руководство СКА заинтересовано в проекте, город видит в лице клуба надёжного партнера, и уверен, никто затягивать не будет.

- Помимо главного спортивного объекта необходимо очень много сопутствующих, чтобы принять команды и болельщиков. Что осталось городу в качестве наследия Чемпионата по футболу?

- Для того, чтобы командам было комфортно, мы начали с того, что по поручению ФИФА подготовили к Кубку конфедерации тренировочную площадку на проспекте Металлистов - сегодня она передана футбольному клубу «Зенит». Затем мы создали еще три спортивные тренировочные площадки: в Павловске, Ломоносове и Зеленогорске. Итого город получил четыре полноценных спортивных комплекса с футбольными полями европейского уровня. И сейчас они все остались для города, на них тренируются футбольные команды СДЮШОР.

Все маршруты передвижения команд и гостей Чемпионата были приведены в порядок, а это и ремонт улично-дорожной сети, и ремонт фасадов, и создание светофорного регулирования, выделенные полосы для движения клиентских групп и т.д. Здесь решался целый комплекс задач. 

Появились новые объекты транспортной инфраструктуры: набережная Макарова, примыкание к Западному скоростному диаметру со стороны Васильевского острова, мост в районе острова Серный, получивший название моста Бетанкура, транспортная развязка Пулковского шоссе с Дунайским проспектом. Создавая эти объекты к чемпионату, мы одновременно решали и городские задачи, обеспечивая повышенную транспортную доступность нашего многофункционального спортивного комплекса, в том числе прибывающим из Пулково, создавая дополнительную связь Васильевского острова с другими районами города. То есть еще решены и транспортные задачи.

К Кубку конфедераций по настоятельному требованию ФИФА был построен новый пешеходный мост - Яхтенный. В чем его смысл? Равномерно распределить потоки болельщиков в момент начала спортивного мероприятия и по его завершению. Примерно 30% нагрузки на себя принимал именно Яхтенный мост. Мы его построили за счет благотворительной помощи наших дорожных организаций. Проектную документацию финансировал бюджет, а сам объект городу подарила Ассоциация «Открытое пространство», в состав которой входят крупнейшие дорожно-строительные организации Петербурга. Этот мост позволил соединить Петроградский район с Приморским, получилась громадная зона рекреации, которая включает в себя Приморский парк Победы, Парк трехсотлетия Петербурга, Южную дорогу, Северную дорогу и сам Крестовский остров – по большому счету его набережные стали частью этой рекреации. 
Я жду того момента, когда мы уберем железобетонные ограждения, которые обеспечивают периметр безопасности стадиона, и все целиком пространство станет доступно людям. 

- А когда это будет приблизительно?

- Очень надеюсь, что до конца года мы это решим. У нас есть одно ограничение, связанное с тем, что кроме стадиона, тренировочных площадок и объектов транспортной инфраструктуры, мы создавали большое количество времянки: порядка 40 тыс. кв. метров временных сооружений – медиа-центры, компаунд телевещателей, зона для волонтеров. Всё это перешло в качестве наследия городу и передано в составе концессии футбольному клубу «Зенит». Но в отношении периметра ограждения нас смущают его видовые характеристики и необходимость продержать его до 2020 года, когда Петербург будет принимать матч кубка УЕФА. Мы один из 13 городов Европы, в которых будут играть чемпионат Европы по футболу. Так вот, продержать этот периметр безопасности до 2020 года, я думаю, неправильно. Мы найдем способ его демонтировать и установить непосредственно перед матчем УЕФА. Откроем полностью Крестовский остров для жителей Петербурга.

- Город строит большие объекты, но, может быть, помните, в детстве у нас во многих дворах были детские площадки. Сейчас есть разные мнения, относительно того, нужны они или не нужны - это связанно с порядком и безопасностью на этих площадках, - но есть ли какие-то планы у города по поводу развития этого направления? Не больших площадок, а именно районных? Не для профессионалов, а для любителей.

- Два примера из моей практики. Во-первых, это Южная дорога и благоустройство набережной вдоль неё, где мы установили уличные спортивные тренажеры. Они не бывают пустыми, там всегда кто-то занимается. В силу того, что в прошлом и нынешнем году я проводил много времени на Крестовском острове вокруг объектов, я видел, как создавалась эта новая рекреационная зона и как она эксплуатируется. Та же площадка для пляжного волейбола в теплое время всегда была занята. Через Яхтенный мост, а там обустроена велодорожка, постоянно ездят велосипедисты, уже не говорю о масштабных городских велопробегах, в которые мы теперь включаем и Яхтенный мост и мост Бетанкура.

Второй момент, у нас есть программа освещения детских и спортивных площадок по линии «Ленсвета», и губернатор поставил задачу максимально обеспечить освещение этих объектов в течение ближайших 3-4 лет. Только в текущем году освещение получат 315 площадок – цифра приурочена к юбилейной дате 315-летия Петербурга.

- Это площадки, которые сейчас существуют? Или создаются новые?

- Да, план по освещению касается существующих площадок. Но появляются и новые – по инициативе органов местного самоуправления и при участии администраций районов. Я считаю, что важно активно развивать не только жилищное строительство, но и формировать комфортную среду. Поэтому детские, спортивные площадки и зона рекреации должны быть элементом проекта планировки территории. И это сегодня учитывается в составе региональных нормативов градостроительного проектирования. 

Комитетом по градостроительству и архитектуре совместно с профильными исполнительными органами власти и администрациями пяти районов города: Адмиралтейского, Василеостровского, Кронштадтского, Петроградского и Центрального районов - разработана «Концепция пешеходных пространств и непрерывных пешеходных маршрутов в Санкт-Петербурге на 2019–2022 годы». Она предусматривает как бюджетное, так и внебюджетное финансирование. На обустраиваемых пешеходных маршрутах появятся новые площадки, в том числе для маломобильных граждан. Большие планы по развитию проекта «Велосипедный Петербург».

Тема новых общественных пространств поддержана новым руководителем города Александром Дмитриевичем Бегловым. По его поручению уже в 2019 году в центральных районах появятся новые благоустроенные пешеходные зоны, параллельно разрабатывается комплексная программа благоустройства городских набережных. «Набережные необходимо вернуть горожанам, петербуржцам» – такую задачу поставил действующий губернатор.

Многие застройщики уже осознали плюсы от обустроенных общественных пространств и включают их в свои девелоперские проекты, что в итоге улучшает ликвидность и привлекательность недвижимости. В 2019 году благоустройство городской среды будет одним из приоритетов в работе органов власти Петербурга.

- Отвлечемся немного от спорта, давайте обратимся к науке. Обсерватория. Понятно, что там будут какие-то видоизменения, но как обсерватория или как объект, который популяризирует науку для детей в первую очередь, останется ли? Нет достоверной информации в прессе, нет достоверной информации от чиновников. Есть ли вообще решение по этому поводу?

- Существует профильное федеральное ведомство: на предыдущем этапе это ФАНО (Федерально агентство научных организаций), сегодня это Министерство науки, и обсерватория – это объект федерального подчинения. Конечно, обсерватория останется. Что же касается охранной зоны, то тут масса полемики. Есть некое недопонимание в обществе: какова же эта охранная зона, необходимая для того, чтобы обсерватория полноценно функционировала? Мы, принимая градостроительные решения, все-таки опираемся на мнение специалистов. Мое ощущение, что мы во всех наших решениях были законопослушны, и более того, они были подтверждены в судебных инстанциях.

- С научной точки зрения, обсерватория не представляет из себя ничего уже лет 100. Так считают специалисты, но с точки зрения популяризации науки и возможностей… Например, обсерватория в Гринвич стояла закрытая 70 лет и ее только что расконсервировали и сделали для нее потрясающий музей науки, где никелированные прекрасные телескопы, куда приходят дети, смотрят, как это все происходит.

- Думаю, если в будущем наша обсерватория потеряет свое научное значение, то как объект популяризации науки она все-таки будет сохранена. И здесь затронута еще одна очень важная тема, связанная с обороной Ленинграда и с блокадой. Пулковские высоты. 
Я получил от губернатора поручение провести комплексное исследование всех исторических захоронений, а также всего, что связано с ведением боевых действий в районе Пулковских высот, чтобы разобраться с каждым земельным участком, их состоянием и перспективами. Позиция очень жесткая – не допустить строительства на костях. Поэтому за счет создания специальной мемориальной зоны или чего-то подобного, мы должны найти решение. Надо быть последовательными. Есть понятие мены земельных участков, есть понятие функциональных зон. За счет них необходимо эту тему дорегулировать, не в ущерб бизнесу. Потому что Петербург действительно стоит на костях – это специфика нашего города, да и нашей страны. Поэтому Пулковские высоты сегодня – это тема отдельного обсуждения и тема отдельных исследований, ею надо заниматься в сотрудничестве с нашим градозащитным сообществом. 




- Не кажется ли Вам, что наши СМИ и представители власти проявляют очень сильный интерес к спорту и очень слабый интерес к науке, например?

- Не соглашусь с Вами. 10% научного потенциала России – это Петербург. Очень сильная математическая школа, судостроение, всё, что касается машиностроения. Большой интерес к новому наукограду ИТМО, который планируется создать в городе-спутнике Южный, к Международному центру компетенций в горнотехническом образовании – буквально на днях Президент В.В.Путин подписал федеральный закон о создании такого центра в рамках соглашения с ЮНЕСКО на площадке Горного университета. У нас много позитивных событий, связанных с наукой, большой интерес к ней.

Более того, совсем недавно мы прошли по пути импортозамещения. Я когда начал курировать блок жизнеобеспечения, доля импорта в отдельных секторах или отраслях региональной экономики превышала 50%. Когда включили санкции – это, конечно, не здорово, но у нас не было другого выхода, кроме как пойти по пути замещения импортных товаров и услуг. Мы проанализировали все действующие проекты, все техзадания на проектирование, контракты на поставку. Я обозначил задачу перед комитетами по энергетике, по транспорту, по развитию транспортной инфраструктуры, по охране памятников, ЖКХ – найти каждому импортному продукту, товарам или работам отечественное замещение. Мы провели эту работу за один год. Сегодня доля импорта в курируемых мною отраслях в денежном исчислении сократилась с 50% до 1,5%. 

Но это был первый шаг – локальная промежуточная цель. Санкции рано или поздно закончатся, а мы говорим о том, что наш научный потенциал – это наши конкурентное и стратегическое преимущества. Была поставлена задача перед всеми органами власти – пойти по пути патентного поиска. Найти разработки, которые можно применять в транспорте, метростроении, в водоснабжении, в водоотведении, в канализовании, в электросетевом хозяйстве и т.д. Мы прошерстили более 60 тысяч патентов. А следующая задача была – их внедрение. Да, тут, конечно, счет идет не на тысячи, пока что он идет на десятки. Но мы создали условия, при которых научные разработки в сфере систем управления, жизнеобеспечения и т.д. максимально применялись на наших петербургских проектах, а госзаказ был инструментом регулирования инноваций. Этот путь мы сегодня продолжаем, идем дальше. 

Одна из задач, которая существует в рамках этой стратегии, – построение экономики знаний. Мы провели анализ 15 международных финансовых организаций, участником или наблюдателем которых является Россия. Так вот, в семи международных финансовых организациях - Европейский банк реконструкции и развития, Азиатско-тихоокеанский банк, Черноморский банк сотрудничества… - Россия участвует в капитале. Кроме этого Россия ежегодно уплачивает членские взносы. А дальше мы проверили, какова доля проектов, которые финансируются на территории Санкт-Петербурга при участии этих международных финансовых организаций. Оказалось, что менее 2%. Кто доминирует? Азербайджан, Узбекистан, Казахстан и т.д. То есть мы платим взносы, держим большие аппараты, но мы не получаем доступа к международным деньгам. 

- Международные организации – это ещё и кредиторы проектов… 

- Правильно! Лишь по блоку жизнеобеспечения ежегодный объем кредитования на дороги, энергетику, связь и т.д. – превышают 1,2 трлн рублей. Мы проверили аналогичные контракты внутри России, региональные рынки – почти 2 трлн рублей, где мы можем работать по водоснабжению, водоотведению, уличному электроосвещению и т.д. Доля нашего участия - менее 1%. А это не только доходы компаний, это еще и способ получить доступ к технологиям, материалам и оборудованию. 

Мое мнение – надо формировать консорциум. В этом консорциуме выбирать лидера, и начинать навязывать наших петербургских поставщиков товаров, работ, услуг на внешние рынки, региональные и международные. Заявляться на участие в международных тендерах, которые финансируются за счет международных организаций, и побеждать. Тем самым получать доступ к технологиям проектирования, изысканий, строительства и т.д. 

Мы идем по этому пути. Очень сложно по нему идти, потому что нас нигде не ждут с распростертыми объятиями. Но вот мои наблюдения: допустим, стоимость метростроения у нас высокая, поэтому строим мало. Но, в качестве примера, в Сингапуре стоимость одного проведенного километра метро – а у них только один горнопроходческий щит 6,4 м – 250 млн долларов США. Если перевести на курс валюты, то стоимость строительства метро в Петербурге – порядка 100 млн США. Мы в 2, 5 раза дешевле! И щит у нас 10,6 м. То есть мы строим большим щитом и намного дешевле. Это значит, что мы можем заявляться на международных тендерах метростроения и побеждать в конкурентной среде. Но к этому надо прийти. 

Сейчас я сформировал рабочую группу, которая отрабатывает механизм перехода от импортозамещения к экономике знаний. Очень надеюсь, что нам удастся в течение 2-3 лет создать несколько консорциумов, которые пойдут на рынки Тихоокеанского региона, на рынки Балтии и Скандинавии, на рынки СНГ, и будут побеждать в международных тендерах. И за счет этого получат доступ к технологиям. Если мы не пройдем этот путь, то в плане технологического развития отстанем навсегда.

- Европа и Америка с их санкциями вряд ли позволят нам сейчас приблизиться к своим рынкам. Остается Азия?..

- В последнее время у меня очень большой интерес вызывает Азиатско-Тихоокеанский регион. Взять, допустим, Южную Корею. Я много читал о Пак Чжон Хи, в октябре 2017 года, возглавляя петербургскую делегацию в Южной Корее, поехал на переговоры о строительстве нового завода по производству автомобильных двигателей на «Хендай». Посмотрел своими глазами на культуру производства, идеологию управления процессами. Когда поднимаешь материалы - например, доклад Госдепа США о перспективах развития мировой экономики - оказывается, что за исключением традиционных отраслей, к которым относятся космонавтика, оборонная сфера, энергетика, Южная Корея на 15-20 лет опережает США. Экономика знаний там стала реальным двигателем. Более того, обучение и образование - это как национальная идея у них. То же самое в Сингапуре. Мы до этого состояния не дошли, у нас каждый хочет иметь стабильность при минимальных затратах, и мечта любого молодого человека – стать чиновником. Почему? Потому что там социальный пакет, статус, деньги немалые и т.д. А престиж наукоёмких, инновационных отраслей в России пока что далёк от этого.

- Давайте вернемся к Петербургу, архитектуре и строительству. У нас уникальный город. Складывается ли у вас диалог с градозащитными организациями?

- В рамках моих полномочий, которые возложил на меня губернатор, я курирую комитет по охране памятников. Конечно, трудно находиться в одной компании с мэтрами от архитектуры, но у нас идет постоянный диалог. 
Допустим, Москва пережила разные этапы на моих глазах. Была и всеобщая хаотичная застройка временными зданиями, сооружениями, киосками, и точечная застройка. И я ужасался, как Москва менялась с 1986 по, наверное, 2000 год. Это был не тот город, в который я приехал и который я любил. Петербург, наоборот, сохранился в своем историческом обличии, оставил историческую среду, благодаря градозащитникам. И я очень трепетно отношусь к их работе, к их подходам. 

Бывает, что органы власти придерживаются одной позиции, а градозащитники другой. Начинаются дискуссии, а иногда и судебные споры. Но даже если решения законны и вступили в силу, считаю, полезно руководствоваться не буквой закона, а духом закона. Не спешить ломать и перестраивать, потому что вернуть назад исторический объект уже будет невозможно. Так, к сожалению, получилось с флигелем художника Филонова на улице Репина. Теперь его можно увидеть только на картине.

Главная задача – сохранить среду, поэтому роль градозащитников уникальна. И мы имеем сегодня наш город как объект всемирного наследия только благодаря той исторической среде, которая сохранена, благодаря активности градозащитной группы Александра Николаевича Сокурова, регионального отделения ВООПИиК, Александра Александровича Кононова, движения «Красивый Петербург» и других петербургских общественников.

Меня смущает дифференцированный подход: памятник федерального значения, памятник регионального значения, историческое здание. Смущает подход законодателя: объекты культурного наследия трогать нельзя, но если они сами по себе разрушаются, то тебе за это ничего не будет Какая-то двойная философия. Каждый камень, каждую мостовую, каждое здание надо максимально сохранять. Да, это дорого и трудозатратно, но мы в поисках механизмов. 

Есть жесткое законодательство, связанное с охраной культурного наследия, и надо его придерживаться. Правила застройки содержат целый ряд высотных градостроительных ограничений, это помогает и сделать жизнь петербуржцев комфортной, и сохранить объекты культурного наследия. Много критикуют 820-й закон об охранных зонах, он на самом деле очень неудобен для девелоперов, для застройщиков и для властей, но он сохраняет среду, позволяет решать градостроительные задачи не в ущерб историческому Петербургу. Город должен развиваться, но не в ущерб тому, что нам оставили наши предки, наши зодчии. 

Я чаще бываю на стороне градозащитников, и для меня это большая школа и наука. Особенно уважаю Александра Николаевича Сокурова. Это не только гениальный режиссер, это большой патриот города и страны, и каждая с ним встреча для меня – повод задуматься. Борис Вишневский тоже большая умница, и он не сам придумывает проблемы, к нему обращаются жители города, потому что ему доверяют. Очень активны депутаты Оксана Дмитриева и Максим Резник, эксперты Александр Карпов, Юлия Минутина-Лобанова. Всегда весомо звучит мнение Михаила Борисовича Пиотровского, Петербургского Союза реставраторов во главе с Ниной Шангиной. Градозащитное сообщество Петербурга – это большая сила.

 - Интервью под занавес года. Принято спрашивать о том, что главным было в уходящем 2018-м?

 - Для меня это, безусловно, выборы Президента России, на которых Петербург оказал большую поддержку нашему национальному лидеру Владимиру Владимировичу Путину. Чемпионат мира по футболу, по итогам которого наш город признан лучшим городом-организатором чемпионата. Командировка в Сингапур, которая пришлась на юбилейный год 50-летия дипломатических отношений наших стран. 
 

беседовал Михаил Фурман