cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
11/04/2017

Губернатор


Губернатор
Режиссер: Андрей Могучий
В ролях: Дмитрий Воробьев, Ирина Патракова, Алексей Мышинский, Андрей Феськов,
Алиса Комарецкая, Диана Шишляева, Максим Бравцов

   Для нового спектакля Андрей Могучий выбрал малоизвестный рассказ Леонида Андреева «Губернатор» - о человеке, отдавшем приказ расстрелять демонстрацию, а позже мучающемся в ожидании собственной погибели. Написанный летом 1905 года по следам событий первой нашей революции, сегодня этот текст оказался выведен на свет очень вовремя. Дело не столько и не только в политических аллюзиях – нынче их можно отыскать едва ли не везде и даже при небольшом умении. Дело в том, что в настоящем вот так вот публично и художественно режиссеры позволяют себе высказываться не так часто, как хотелось бы.

   Исход рассказа зритель узнает в самом начале. Из-под колосников молча спускаются двое мужчин в черных костюмах и котелках – очень похожие на персонажей Рене Магритта. Встав на твердую сценическую поверхность, они снимают стальные крылья, висящие за спинами, подходят к губернатору (Дмитрий Воробьев), накрывают его лицо подушкой и – стреляют. В эпилоге выстрелы прозвучат вновь, но на курок нажмут не странные и неопознаваемые персонажи, а вполне понятные люди, движимые желанием вершить справедливое возмездие.

   Художник Александр Шишкин создал лаконичную по цветам сценографию: серый, черный, белый, зеленый – оттенка конторского сукна, всполохи красного, тусклое золото пуговиц – и никаких ярких тонов. Само сценическое пространство он то «сжимает» (с помощью перегородок и ширм) и кажется еще немного и оно раздавит героя, то раздвигает его до кулис и вероятно дальше. Потолок то едва не давит на голову и без того измученного губернатора,  то отодвигается ввысь. Занавеси Шишкин использует столь же изобретательно: перекрывает или перегораживает ими сцену, складывает их как портьеры, превращает в театральный занавес.

  Спектакль дробится на эпизоды, ровно как текст Андреева, разделенный на небольшие главы. Андрей Могучий монтирует одну сцену с другой так, словно снимает кино. Самому кино здесь тоже находится место: по ходу рассказа на боковые экраны проецируются кадры из «Белого орла» Якова Протазанова, есть явные отсылки к фильмам Сергея Эйзенштейна и Всеволода Пудовкина.


Фото - пресс-служба БДТ / Стас Левшин

   Ужас совершенного и ужас приближающихся расплаты и смерти нарастают  и нарастают. Кошмары, терзающие рассудок и душу губернатора (Дмитрий Воробьев), можно увидеть в яви. Часть сцены заваливают «трупами» погибших  мужчин, женщин и детей. Рабочий (Руслан Барабанов), с лицом почерневшим от копоти и грязи, размахивая алым флагом, произносит эмоциональный монолог под не менее экспрессивные звуки заводских шумов: грохот молота, скрежет металла, гудки, лязганье станков. Его жена Настасья  - сошедшая с ума молодая женщина (Аграфена Петровская) с мертвым ребенком в руках воет, стонет, рычит, выкрикивая проклятия. Солдаты по команде «стреляют» в зрителей. Кульминация видений ли, предчувствий или чего-то еще, что не позволяет ему дальше вести спокойную жизнь – трепетная и хрупкая гимназистка (Александра Магелатова), стоя на авансцене, зачитывает письмо, адресованное губернатору. После расстрела послания ему приходили ежедневно – с угрозами или словами поддержки, анонимные или нет. Но единственное, которое было прочитано – написанное юной девушкой. В нем она говорит об увиденном в своем сне губернаторе, лежащем в белом гробу, и своей жалости к нему. И Петр Ильич умоляет его действительно пожалеть. Но – слишком поздно. Впрочем, прожив и отрефлексировав содеянное, в финале он превращается в трагического героя и наконец получает долгожданные сочувствие и сопереживание.

Большой драматический театр им. Г.А.Товстоногова
(812) 244-10-71
наб. р. Фонтанки, 65
bdt.spb.ru

Pulse.ru

ОБСУЖДЕНИЕ

Комментариев к данной записи еще нет
Ваш комментарий может стать первым
Добавить комментарий