cover

Скачать последний номер
PDF
JPG
Архив номеров
05/07/2018

Большой китайский брат


Большой китайский брат
 
Напрасно писатели-фантасты, зорко вглядываясь в глубины времени, предостерегали людей своими произведениями, придумывая множество ужасных миров, которые способно выстроить человечество в результате своего развития. Всё впустую. Все антиутопии так никого и ничему, к сожалению, не научили. Когда Дж. Оруэлл писал свой знаменитый «Скотный двор», это была лишь фантазия прозорливого ума, родившаяся из короткого общения с итальянскими левыми активистами. Но эта фантазия реализовалась в реальной жизни спустя короткое время и сразу в нескольких странах. 

В другом не менее знаменитом произведении «1984» Оруэлл сделал еще одно зловещее предсказание и предрек появление «Большого брата» - системы глобального контроля над людьми, которая контролирует практически все человеческие поступки и диктует «правильное» отношение к тем или иным событиям. Вымышленный мир, зиждящийся на системе тотального контроля, обыгрывался не только Оруэллом, но и многими другими фантастами. Причем неоднократно и в различных вариантах. Однако ни поразительно точно описанные ими катастрофические последствия для человечества подобной системы, ни научные работы психологов и социологов не смогли остановить появление в Китае системы социального рейтинга. С момента ее создания в тестовом режиме прошло уже достаточно времени и сегодня уже можно подводить некоторые итоги ее работы. Что до самой Китайской Народной Республики, то там эта система уже признана удачной и захватывает всё  большие области взаимоотношений между людьми и государством. 

Уже сейчас низкий социальный рейтинг мешает миллионам китайцев свободно перемещаться по стране, получать кредиты в банках и выезжать за пределы Китая. Аналитики уверены - скоро контроль китайского «Большого брата» распространится по всему миру. Филиалы компании, обеспечивающей функционирование системы социального индекса, уже открываются за пределами Китая. В то же время к процессу подключатся и крупные международные компании - ради сохранения бизнеса в Китае им придется подчиниться местным требованиям. 

Что же представляет из себя Система социального рейтинга? Это база данных, в которой каждого гражданина оценивают по его поступкам, анализируя его поведение. Информацию собирают из многочисленных источников, в том числе с камер наружного наблюдения, с банковских карт, из социальных сетей и личной переписки, из налоговых и транспортных ведомств, из различных доносов и любых других источников информации. Высокий рейтинг гарантирует китайцу определенные привилегии, низкий же, - напротив, лишает его даже базовых возможностей. 

О глобальности системы в Китае можно судить по тому, что уже в апреле 2018 года было зафиксировано более 15 миллионов случаев, когда из-за низких баллов китайцы не смогли сесть в скоростной поезд или взойти на борт самолета. К 2020 году система, по планам, должна охватить 1,4 миллиарда граждан Китая, но по факту ей уже сейчас охвачено и учитывается гораздо больше людей. Контроль над гражданами уже вышел за пределы Китая. В январе 2018 года канцелярия по делам проживающих за границей китайцев при Госсовете КНР сообщила, что программа социального рейтинга касается «выходцев из Китая и этнических китайцев», а это означает, что система работает не только на территории Китая и совсем не обязательно иметь гражданство КНР, чтобы попасть под око китайского «Большого брата».

Формально Система социального рейтинга построена по сетевому принципу. Развитие в Китае умных городов и повсеместная установка штрих-кодов и RFID-меток (метка радиочастной идентификации) - часть программы внедрения тотальной слежки. Более того, у китайского правительства, предположительно, есть план вывести технологии за пределы страны, в том числе, с помощью проекта «Один пояс, один путь». Через него Китай собирается создать «информационную автомагистраль», прошитую датчиками и системами передачи данных. Формально контроль ведется не от имени организаций, которые заведуют социальным рейтингом, а от имени различных систем кредитного рейтинга или рейтинга пассажиров авиалиний. Затем информация поступает в единую национальную базу данных, которая уже и присуждает гражданам и компаниям баллы за «поведение». 
В январе 2018 года вступили в силу законодательные поправки, которые обязывают любую компанию с лицензией на коммерческую деятельность в Китае заводить восемнадцатизначный номер в Единой системе социального рейтинга. В конце июня под это требование попали профсоюзы, социальные организации, фонды, НКО и учреждения, которые финансируются государством.

Система развивается, и вот уже в одной из школ китайского города Ханчжоу появилась - пока в тестовом режиме - система, которая анализирует выражение лиц учащихся в классе. Каждые полминуты она определяет эмоции учеников: радость, злость, страх, замешательство или грусть. Система также отслеживает, чем занимаются дети: пишут, читают, поднимают руку или спят на уроке. Технология называется «умной системой контроля поведения в классе», и она умеет следить за посещаемостью учениками школы, включая посещения столовой и библиотеки. Можно предположить дальнейшее развитие этой системы и последующую сегрегацию граждан. 



«Если мы не повысим расплату за неблагонадежность, люди продолжат вести себя в том же духе», — заявил недавно бывший член Государственного совета КНР Хоу Юнчун. По словам чиновника, Система социального рейтинга должна доводить нарушителей до полного банкротства. 

Благонадежность — знакомый нам термин. Действительно, а что в этом такого опасного? Зачем сравнивать мрачные фантазии писателей с желанием построить духовное общество в соответствии с традициями и законом? Вопросы информационной безопасности (кстати, те же самые, что и в действующей российской доктрине информационной безопасности) в ней — только один из элементов. Основная цель внедрения системы — не безопасность, а «построение гармоничного социалистического общества». Главная ценность такого общества — честность, которая должна проявляться во всем: от поведения в интернете и соблюдения ПДД до почитания родителей. 

Быть честными китайцев учил еще Конфуций. В его жизнеописаниях есть такая притча: когда он был чиновником, некто предложил ему взятку и заверил, что о ней никто не узнает. Конфуций отвечал: «Я знаю, ты знаешь, Небо знает. Кто не знает?» Руководство Китая, заменившее собой конфуцианское Небо, никогда не могло смириться с тем, что оно чего-то не знает о своих гражданах. По примеру старших советских товарищей, работавших еще при Мао Цзэдуне, Китай создал систему «дан-ань» — личных дел граждан. В каждой папке «дан-ань» есть физические показатели, фото, послужной список, характеристики от начальников и товарищей, отчеты об успеваемости и правонарушениях, информация о членстве в клубах и общественных организациях и т. п. 

Создание системы глобального социального рейтинга - лишь логичное продолжение созданной системы «дан-ань», но есть и существенное отличие. Отличить честность от нечестности в понимании китайского руководства очень легко — разница между ними та же, что между соблюдением или несоблюдением законов. С одной стороны, китайские законы намного подробнее регламентируют человеческое существование, чем российские, с другой стороны, нет такого безобразия, которое нельзя было бы оформить в закон. Достаточно вспомнить законы эпохи распада империй или тоталитарных государств. 

«Большой брат» будет выступать в сознании обывателя как божественная сила, от которой не спрятаться, которая узнает, что вам нужно и что вы можете, ещё до того, как вы сами об этом подумаете. Сложно предположить, какие метаморфозы произойдут с психикой человека, если даже неправильные мысли, считываемые камерами по лицам, будут портить виртуальную карму.

У внедрения «Большого брата» в любой форме есть два очевидных пути развития. Первый - со временем такая модель отношений станет стандартной во всем мире, и тогда фантастические антиутопии обратятся глобальной реальностью. Второй - часть стран останется в стороне от этой игры. 

Первый путь подробно описан футурологами и фантастами, а второй следует изучить подробнее. Понятно, что системы в конкурентной борьбе будут мериться различными показателями. В новом веке или, если угодно, в новой эре эти показатели будут совсем иными, но самое важное для нас как для обычных граждан - в какой системе хотели бы жить именно мы? Сейчас, возможно, сложно представить, как эти два мира будут выглядеть, какие плюсы и минусы этих систем будут восприниматься позитивно, а какие - негативно. Важно, что сейчас еще многое не определено, как в реализации этих социумов, так и в возможности персонального выбора, ответственного выбора для себя и своих близких.
 

Ж.Корсун